+0.05%
73.09
+0.47%
61.3041
-0.01%
75.3207
-0.47%
1.2287
-0.51%
1338.69

Несчастья Цукерберга: кто виноват в Brexit и нечестных выборах

6 апреля, 20:10
26
Компания Cambridge Analytica могла получить доступ к данным 87 млн пользователей Facebook. Все ли пользователи понимают, на что соглашаются, регистрируясь в социальной сети
Вокруг Facebook и Cambridge Analytica не утихает скандал: Марк Цукерберг провел конференц-колл с журналистами и заявил, что компания Cambridge Analytica могла получить доступ к данным 87 млн пользователей Facebook, а не к 50 млн, как утверждалось раньше. Более того, добавил он, под угрозой до недавнего времени были данные большинства из 2 млрд пользователей Facebook. А по факту — всех. И нужно понимать, что на самом деле никакие смены алгоритмов и запрет на обработку данных ситуацию кардинально не изменят. И вот почему.
В этой истории переплелось несколько факторов, которые СМИ смешивают в кучу, не вдаваясь в суть вопроса и делая «козлом отпущения» поочередно то Цукерберга, то бывшего сотрудника Cambridge Analytica (и по совместительству сотрудника СПбГУ) Александра Когана, то заказчиков из Белого Дома, вместо того, чтобы признать вину каждого из нас.

Как работал механизм

В вину Цукербергу вменяется, что руководству Facebook было известно о том, что сторонние приложения могут собирать данные о пользователях до 2015 года. До того момента, пока каждый пользователь самостоятельно разрешал обработку своих персональных данных, а заодно и контактов друзей — функция, которая в Facebook называлась «friends permission». В 2015 году, когда впервые стало известно про избыточную актуальность данных Cambridge Analytica, функцию убрали, а Facebook потребовал, чтобы компания удалила все собранные данные и довольствовалась письменным подтверждением, но более никаких мер предпринимать не стала. Эту историю подробно описал профессор Оксфорда Крис Кавана в своем блоге на Медиуме.
Когана, в свою очередь, обвиняют в том, что он придумал тест на определение психотипа пользователей Facebook, благодаря которому Cambridge Analytica стала продвигать таргетированную политическую рекламу, которая помогла Дональду Трампу одержать победу на выборах.
Cambridge Analytica вся эта история, похоже, только на руку: бывший сотрудник Cambridge Analytica Кристофер Уайли, подробно рассказал журналистам как работало «психологическое оружие Стивена Бэннона» (Бэннон — вице-президент компании, и по совместительству — бывший советник Трампа), став главным героем The Guardian и New York Times, а также человеком, разорившим Цукерберга на $7,5 млрд. По утверждению Уайли, с помощью определения психотипа пользователя, компания показывала ему «нужную» рекламу, заставляя его тем самым отдать свой голос за Трампа. Но никаких подтверждений этому нет!
В своей статье Кавана объясняет, что эти тесты не работают, а если и работают, то могут только навредить: первым клиентом Cambridge Analytica был Тед Крус — прямой конкурент Трампа на праймериз, также выступавший от республиканской партии. 
«История республиканских праймериз на самом деле заключается в том, что блестящая команда научного исследования Cambridge Analytica была разбита чуваком с веб-сайтом за $1000», — процитировал он издание Little Atoms. Более того, сам Коган в интервью Bloomberg утверждал, что данные, которые он собрал при помощи теста, «оказались не особенно полезными для составления прогнозов, необходимых для микротаргетинга», потому что алгоритм в 6 раз чаще ошибался в определении 5 основных типов личностей, чем выдавал верное значение.
Кавана приводит самостоятельное исследование Facebook, согласно которому корреляция между негативными и позитивными постами, которые пользователь видит в ленте, и тем, что он пишет сам, очень незначительна. Те, кто видел меньше отрицательных постов, использовали около 0,05 положительных слов на каждые 100 в своих постах. При этом испытуемые, которым показывали меньше позитивных постов, применяли около 1 положительного слова на 100 обновлений своего статуса. В исследовании Facebook участвовали 689 000 пользователей — значительно больше 270 000, примененных Cambridge Analytica. А значит, при переносе результатов этих исследований на 50 млн или даже на 87 млн пользователей, погрешность будет еще больше, а точность таргетинга — ниже. Но предположим, что алгоритм правильно выбирал пользователей. Повышает ли это шансы Трампа?

След разума в деле Facebook

Гарантирует ли реклама в духе «Голосуй за Трампа, он тебя защитит!», что человек пойдет и проголосует вообще хоть за кого-нибудь? Только предположим, что методика Cambridge Analytica неэффективна и компания использует эту историю для самопиара. Тогда в чем же все обвиняют Цукерберга? 
«Я действительно хочу сделать все, что нужно, чтобы защитить наше сообщество, — написал в своем письме Цукерберг. — Случай с Cambridge Analytica не должен повториться. Мы будем учиться на этом опыте, чтобы обеспечить дальнейшее развитие нашей платформы и сделать наше сообщество более безопасным».
Он также пообещал, что соцсеть ужесточит правила доступа приложений к персональным данным: например, по умолчанию доступ будет открыт только к имени пользователя, его фотографии и электронной почте. Если пользователь не пользуется приложением дольше трех месяцев, оно автоматически потеряет доступ к его данным. Наконец Facebook проверит все приложения, работавшие с данными пользователей до 2014 года, и удалит с платформы всех, кто не согласится на проверку. 
Передавать, а тем более продавать, данные сторонним приложениям — незаконно. Но пользователи же сами их оставляют в сети. Их даже об этом никто не просит.
Задумайтесь о том, сколько лайков, геотегов и фотографий вы оставляете в своих аккаунтах, а заодно — сколько нелепых тестов вроде «Кем ты был в прошлой жизни?» вы проходите. 
Директор Ассоциации профессиональных пользователей социальных сетей и мессенджеров Владимир Зыков вообще считает, сегодня ничто не мешает «парсить» (собирать) эти данные без спроса соцсети:
«Цукерберг просто дал инструмент, облегчающий парсинг данных. (Этот инструмент как раз уже отключен — Forbes.) Самое главное, что соцсети должны делать в такой ситуации, — объяснять пользователям как правильно делать настройки конфиденциальности, чтоб их данные не попали к различным компаниям, специализирующимся на сборе и обработке данных. Народ же не понимает, что все, что они лайкают, комментируют, с кем дружат, о чем пишут — все это анализируются, чтобы составить портрет пользователя, узнать о его предпочтениях».
Вся эта информация нужна маркетологам, пиар-технологам и вообще всем, чья работа связана с поведением людей. То есть пользователи априори согласны, чтобы их данные использовал Facebook, а другие компании — нет? Но, поверьте, большого различия между операторами нет. 
Специальных отношений с соцсетями для сбора данных не требуется. Множество компаний каждый день выкачивает данные более аккаунтов из «ВКонтакте», Facebook, «Одноклассников», «Живого журнала» и других сервисов. Это происходит без каких-либо дополнительных соглашений, тестов и ошибок, допущенных Цукербергом в управлении условиями конфиденциальности.
Так что выкачать 80 млн аккаунтов можно и без тестов. Просто взять и выкачать. Поэтому забудьте слово «конфиденциальность» в тот момент, когда впервые откроете любую социальную сеть.
Наверх