-0.24%
81.18
-0.41%
65.3601
-0.02%
75.6354
-0.04%
1.1569
-0.12%
1223.43

Невезение или заговор: как авария «Союза» может повлиять на все человечество

14 октября, 00:20
37
Авария «Союза» могла бы стать демонстрацией надежности российской космической техники, но произошла слишком не вовремя
Люди смертны, а техника бездушна. Авария ракеты «Союз-ФГ» с двумя космонавтами на борту могла бы стать прекрасной иллюстрацией того, как хорошо продуманные технологии спасают жизнь космонавтам. Но ее последствия могут глобально повлиять на будущие космические исследования.
Ракеты-носители для пилотируемых пусков отличаются от грузовых, в них встроены средства аварийного спасения, которые обеспечили относительно комфортные условия возвращения экипажа на Землю. «Роскосмос» сообщает о перегрузках в 6g, это как если бы вы к своему весу в 80 кг добавили еще 400 кг. Практически непредставимо в обычной жизни, но доступно для тренированных профессионалов, которые лежат в подогнанных под их тела креслах. Для тренированных космонавтов это привычные нагрузки. Во время аварийного катапультирования в 1975 году космонавты испытывали перегрузки до 20g, но смогли восстановиться и вернуться к своей работе.
Однако очень не вовремя произошли эти аварии. Сейчас идет обсуждение участия России в создании лунной станции LOP-G. Глава NASA Джеймс Брайденстайн на мероприятии в МГУ говорит приятные слова о необходимости сотрудничества в космосе. Допустим, что он за равноправный союз двух держав. Однако тут же упавший «Союз» дает козыри политикам, которые предлагают сделать следующий большой проект чисто американским.
Создание лунной орбитальной станции LOP-G, безусловно, финансово под силу только США. Используя это обстоятельство, в Америке предлагают сделать проект не международным, а национальным, предложив остальным странам участвовать в качестве подрядчиков. «Роскосмос» такой подход не устраивает, но учитывая финансовое состояние госкорпорации, это означает завершение пилотируемой космонавтики после закрытия МКС — к концу 2020-х годов.
Список технологий, которые могли бы сподвигнуть США принять Россию в проект, мы обсуждали ранее: одним из наших козырей была как раз пилотируемая космонавтика. Неисправность с российской ракетой только затруднит Брайденстайну защиту международного статуса проекта лунной станции, потому что она, увы, не выглядит случайной.

Мистические совпадения

Сама по себе авария — явление статистическое. Можно сколько угодно повышать надежность систем, но нельзя быть уверенным, что не произойдет инцидента. Так, надежность у ракеты «Союз-ФГ» (98,4%) сравнима с ее грузовым аналогом «Союз-2» и последним пилотируемым аппаратом США — Space Shuttle, но важно, что при неудачных стартах и она, и ее предшествующие модификации спасали свой экипаж.
Интересно, что предыдущие случаи срабатывания системы аварийного спасения тоже происходили с экипажами из двух человек. Если модификация «Союза» 1975 года была штатно рассчитана только на пару космонавтов, то «Союз-Т» и «Союз-МС» уже вмещали троих, но задачи запуска предусматривали только пару участников экипажа.
Куда грустнее совпадения, которые преследуют российскую космическую отрасль. В сентябре 2018 года на орбите была обнаружена дыра в обшивке пилотируемого корабля «Союз МС-09», пристыкованного к МКС. Глава «Роскосмоса» даже заявил, что оно, возможно, было сделано в космосе. В преддверии встречи с руководителем NASA это было крайне недружественное предположение, и через некоторое время Дмитрий Рогозин «отыграл назад», предложив дождаться завершения работы официальной комиссии.
Комиссия продолжает работать, но вряд ли кого-нибудь удивит, если окажется, что дыру в «Союзе» сделал нерадивый рабочий на Земле. С 2010-х годов российскую космическую отрасль постоянно сотрясают ЧП. И если грандиозные финансовые махинации при стройке космодрома «Восточный» остаются внутренней проблемой России, то регулярные аварии при грузовых, а теперь и при пилотируемых запусках подрывают доверие к российской космонавтике.
Впору искать диверсантов. Если аварии грузовых ракет-носителей расчистили дорогу SpaceX Илона Маска к первенству в коммерческих запусках, то инцидент с «Союзом-МС» произошел аккурат незадолго до начала полетов пилотируемых кораблей Boeing и той же SpaceX к МКС. Можно, конечно, рассуждать о внутренних врагах — катастрофы подозрительно участились после прихода нового руководителя космической отрасли. Но поиск шпионов — куда менее плодотворное занятие, чем простой учет возможности испортить технику неумышленно, на основе которого можно было бы выстроить более продуманный контроль на производстве. По крайней мере потом не придется списывать вину за аварии на уборщицу.

NASA это не нужно

Безусловно, американское космическое агентство доказало, что может в одиночку решать самые грандиозные задачи, начиная с высадки на Луну и заканчивая посылкой зонда за границы Солнечной системы. Но такие проекты дороги, бюджет NASA хоть и велик, но ограничен, а задач много.
Российская (и советская) космическая отрасль показала, что может выполнять многие работы дешевле, чем американские компании, высвобождая средства на другие проекты. Так, хотя Boeing и космические компании Илона Маска и Джеффа Безоса обещают построить и свои двигатели для ракет, и пилотируемые корабли, однако даже на стадии проектирования они уже дороже российских аналогов. Сейчас бюджет NASA осилит разницу, но как изменит его следующий президент, непредсказуемо.
Никто не может предугадать, в каком направлении стоит развивать космонавтику. Чем больше стран, тем выше вероятность, что кто-то найдет уникальный способ. Например, Индия смогла осуществить вывод спутника на орбиту Марса менее чем за $100 млн — на порядок дешевле подобных проектов США.

Не только деньги

С 1992 года Россия поставляла США плутоний для мирных целей. Он стал основным источником энергии для многих миссий NASA. После прекращения поставок американское агентство до сих пор не может найти полноценные источники этого радиоактивного металла, что ограничивает возможности ее миссий в дальнем космосе. Вместо плутониевых элементов для питания аппаратов приходится использовать солнечные батареи, но свет нашей звезды не всегда доступен.
Например, марсоход Opportunity перестал выходить на связь с июня 2018 года, попав в пылевую бурю. А ровер Curiosity использует плутониевые «батарейки» и не боится сумрака. Зонд Juno, изучавший Юпитер, пришлось снабдить солнечными батареями общей площадью около 70 кв. м. Их большой размер был обусловлен тем, что на орбите Юпитера интенсивность солнечного света в 25 раз ниже, чем на Земле. Надежнее было бы использовать более компактные радиоактивные источники энергии, но NASA подвело дефицит плутония.
Есть и научная составляющая, например, в иностранных проектах с удовольствием используют российские нейтронные детекторы. Он ищет марсианскую воду на вышеупомянутом Curiosity.
Никто не может точно спрогнозировать будущее. Проиграв лунную гонку, СССР начал создавать орбитальные станции. Спустя десятилетия этот опыт был использован при построении МКС. Какая страна угадает, какое направление в космосе сможет привлечь средства в следующее десятилетие?
В краткосрочной перспективе США не нуждаются в партнерстве с Россией в освоении космоса, кроме полетов на МКС. Но если авария «Союза» приведет к разрыву сотрудничества двух стран в космосе, то это замедлит освоение внеземного пространства человечеством в целом.
Источник
Вас также может заинтересовать
Наверх