+0.87%
79.59
-0.60%
65.4394
-0.04%
75.3574
-0.01%
1.1513
+0.04%
1226.33

Программа вместо человека: останутся ли преподаватели без работы

15 марта, 00:50
118
Ценовая, территориальная и технологическая доступность онлайн-обучения и отчаянный спрос на качественное образование стали триггерами взрывного роста индустрии EdTech
Получить качественное образование сложно не только в странах третьего мира. В США стоимость высшего образования выросла в 6,5 раз за последние 20 лет. В России лишь треть молодых людей учатся в вузах, а доступность образования распределена по регионам очень неравномерно. И хотя ЕГЭ введено для того, чтобы дать равные возможности поступления в вуз, фактически неравенство для молодежи из семей с разным достатком только растет, об этом говорится в исследовании Высшей школы экономики. При этом окончание университета не гарантирует трудоустройства. В США по специальности работают чуть больше половины выпускников, а в России еще меньше — 27%.  
Высокая стоимость, территориальная недоступность и разрыв между полученными в университете и реально востребованными на рынке труда профессиональными навыками — проблемы традиционного образования оказались глобальными и настолько острыми, что попали в фокус внимания ЮНЕСКО. По мере распространения высокоскоростного интернета, смартфонов, развития облачных технологий и соцсетей человечество пришло к идее обучения в интернете.
«Добро пожаловать в образовательную революцию, — писал об онлайн-образовании колумнист New York Times Томас Фридман. — Большие прорывы случаются тогда, когда вдруг появляется то, что отчаянно необходимо».

Доступное онлайн-образование

С точки зрения бизнеса один из важнейших плюсов образовательных онлайн-сервисов — масштабируемость: количество пользователей ничем не ограничено. Один раз созданный, образовательный онлайн-продукт бесконечен и поэтому доступен по цене для всех. Продукт на полке никогда не закончится и поэтому продавать его можно массовому покупателю по минимальной цене и при этом получать прибыль.
Распространение широкополосного интернета и потокового вещания делает его технологически доступным для массового пользователя в любом регионе планеты.
Ценовая, территориальная и технологическая доступность онлайн-обучения, с одной стороны, и отчаянный спрос на качественное образование, с другой, стали триггерами взрывного роста индустрии EdTech.
Начало бума образовательных стартапов пришлось на нулевые: впервые большие суммы стали привлекать не только именитые вузы, но и молодые команды предпринимателей. Если десять лет назад мировой объем венчурных инвестиций в такие проекты едва достигал $100 млн, то в 2016 году он превысил $3 млрд, что сопоставимо с годовыми расходами на образование в некоторых странах. В целом же объем мирового рынка образования составлял $4,5-5 трлн в 2016 году с прогнозом ежегодного роста на 5%. Управляющий партнер ТМТ Investments Артем Инютин считает, что «рынок онлайн-образования будет бумировать все следующее десятилетие».
Лучшие стартапы уже конкурируют за инвестиции и таланты с традиционными университетами. В ближайшее десятилетие число тех, кто выбирает онлайн-обучение, может сравняться с количеством учащихся традиционных вузов, считает глава образовательных разработок «Сколково» Денис Конанчук. Профессор компьютерных наук в Стэнфорде Себастьян Трун в свою очередь утверждает, что через полвека в мире останется всего с десяток обычных университетов.
В России общий объем рынка образования на конец 2016 года составлял 1,8 трлн рублей с долей частного бизнеса в 19,2% (351,7 млрд рублей), на онлайн-образование приходилась доля в 1,1% (20,7 млрд рублей). К 2021 году эксперты ожидают увеличения рынка до 2 трлн рублей с долей частного бизнеса в 18,9% (385,4 млрд рублей).
Доля онлайн-образования в объеме мирового образовательного рынка составляет всего около 3% ($165 млрд). Но «это означает огромный простор для предпринимателей, инвесторов и технологических компаний, считает Арджан Хассард, руководитель отдела продуктов SyndicateRoom.
Профили образовательных проектов могут быть самые разные — от языковых курсов до подготовки мировых лидеров и инноваторов будущего. Все эти стартапы объединяет одно: они основаны на современных технологиях и сочетают в себе передовые разработки в области искусственного интеллекта, цифровых технологий и поведенческой психологии.
На российском рынке EdTech стремительнее всего растут компании с решениями, основанными на игровых механиках (+22,4% ежегодно до 2021 года). Ниша обучения языкам с помощью игр, например, в 2016 году измерялась $315,7 млн. На втором месте технологии симуляции реальных процессов (+17%).
«В будущем людей обучать будут роботы без участия людей, — уверен Максим Шеховцов, управляющий партнер венчурного фонда Genezis Technology Capital. — В перспективе полный цикл обучения будет проводить виртуальный учитель — по сути, робот, который полностью заменяет человека. Такая модель очень удобна для масштабирования, ведь этот робот может учить не только русскоязычных пользователей, но и носителей любого другого языка, например, корейцев, японцев и многих других. То есть это глобально масштабируемая платформа, не требующая серьезных операционных усилий для локализации на новых рынках».
Хотя онлайн-обучение появилось сравнительно давно, учебные материалы стали переводить в электронный вид еще в девяностых, но именно массовые открытые онлайн-курсы (MOOC), ведущие свою историю с 2006 года, сочли революцией, способной сделать образование во всем мире намного более демократичным. «Технологи и инвесторы объединили усилия, и благодаря этому произошел важнейший скачок в развитии образования со времен изобретения печатного станка», — не скрывая восторга описал развитие МООС профессор Массачусетского технологического института и основатель бесплатной обучающей платформы EdX Анант Агарвал.

Взгляд скептиков

В США исследования показывают ежегодное увеличение числа студентов, обучающихся онлайн, на 226 300. Всего в интернете в 2017 году обучалось более 6 млн студентов. США остаются лидерами рынка, но темпы роста там замедляются, составляя 4,0-4,4% ежегодно.
Не всегда все просто и для студентов. Противники образования в интернете считают, что MOOC может стать катастрофой и для учащихся, и для преподавателей. Среди главных проблем называют качество такого образования, несерьезное отношение к нему (онлайн-курсы бросают 90% студентов), не всегда понятную систему оценки успеваемости, отсутствие проработанной бизнес-модели и угрозу статусу университетских профессоров: один курс, записанный кем-либо из известных преподавателей, может заменить почти любой такой же курс в любом университете. А ведь когда несколько лет назад профессор Стэнфорда Эндрю Энг предложил всем желающим в онлайне курс по машинному обучению, на него зарегистрировались 100 000 человек — чтобы собирать такую аудиторию в университете, ему бы пришлось преподавать 25 лет.
Сайт MoocGuide выделяет пять проблем онлайн-образования для студентов, среди которых необходимость самостоятельно контролировать и регулировать свое обучение, а также обладать цифровой грамотностью.
Профессор истории Государственного университета Колорадо Джонатан Риз вообще заявил, что онлайн-курсы ничему обучить не могут — их можно рассматривать лишь как развлечение. Если бы, подобно авторам таких курсов, он просто предлагал выбрать один из четырех вариантов ответов после пяти минут лекции, ему пришлось бы искать другую работу, иронизирует профессор.
Кроме того, возвращаясь к вопросу о доступности образования, можно вспомнить недавнее исследование профессора экономики Стэнфорда Кэролайн Хоксби. Оно поставило под сомнение выгоду от такого способа обучения: выяснилось, что для большинства американских студентов оно не окупается.

Золотая середина

Образовательные технологии вызывают все больше доверия у российских инвесторов, говорится в большом исследовании отечественного рынка. В начале 2010-х из-за нехватки специалистов и неготовности бизнеса многие проекты провалились, что породило разочарование и скептицизм. Но в последние годы доверие восстанавливается и аудитория растет.
На крупнейшей международной образовательной онлайн-платформе Coursera число зарегистрированных учащихся с 2015 по 2017 год увеличилось с 12 млн до 28 млн. В России объем рынка в 2016 году оценивался в 20,7 млрд рублей, а в ближайшие пять лет он, как ожидается, вырастет до 53,3 млрд.
Для потребителя онлайн-образование — это возможность получать новые профессиональные навыки и оставаться востребованными специалистами в течение всей жизни. Это доступ к курсам со всего мира из дома, возможность учиться в любое время и более демократичные цены, чем в вузах. Для государства — адекватный ответ на быстрорастущий спрос на образование, возможность адаптации к изменениям и социализации граждан.
Приверженцы онлайн-образования и скептики правы по-своему, но реальность объединяет крайности, сводя их к золотой середине — решению, органичному для данного момента развития цивилизации. Инвесторы создают будущее, технологии позволяют реализовать виртуального учителя, но люди пока не готовы полностью отказаться от традиционного подхода к обучению. В данный момент золотая середина — гибридная модель: объединение традиционных форм обучения и онлайн-образования, — является оптимальной. Именно по этому пути идут офлайн-школы и образовательные онлайн-платформы: первые внедряют онлайн-сервисы, вторые — индивидуальные занятия с учителем онлайн.
Ошибочно считать, что обучение в интернете способно полностью вытеснить традиционные формы. Взаимодействие с преподавателем трудно чем-либо заменить, да и незачем, говорил на конференции EdCrunch в Москве основатель Wikipedia Джимми Уэйлс: «Если вы хотите научиться мыслить — этот процесс должен быть интерактивным, но должен быть учитель, ведь персональный контакт никто не отменял».
Наверх