+0.19%
41.83
+1.38%
78.2164
+1.06%
90.9735
-0.32%
1.1631
-0.42%
1864.15

Проиграна ли битва за приватность? Как решить проблему больших данных

29 января, 20:10
228
Личные данные граждан — ликвидный товар, который в действительности нам не принадлежит. В условиях нарастающей цифровизации мы ежедневно неосознанно отчуждаем огромный объем информации о себе, получая взамен намного меньше, чем могли бы. Решить вопросы сохранности персональных данных и их монетизации представляется возможным с помощью технологии распределенного реестра
«Что делать с Big Data?» — очень по-русски, но точно сформулированный глобальный цифровой вызов для всего человечества, не имеющий до сих пор ясного решения. Сбор, владение и возможность оперирования огромными базами данных — колоссальное конкурентное преимущество в цифровой экономике, порождающее, однако, массу спорных вопросов, потенциальных и реальных конфликтов. В этой совершенно нормальной для быстро растущего рынка ситуации на первый план выходит необходимость поиска максимально простых и эффективных решений, удовлетворяющих не только бизнес и государство, но и общество.
Информация стала настолько значимым ресурсом, что крупнейшие операторы стремятся к сотрудничеству и объединению своих баз. Еще в 2016 году аналитики IBM говорили об олигополизации рынка, сейчас этот тренд по-прежнему актуален. В интернете находится только 20% данных, остальные 80% хранятся в компаниях. При этом, по данным McKinsey, с 2017 года доля компаний, создающих партнерства по обмену данными, выросла почти в два раза, а в 2020 году экономический эффект от объединения данных может составить $3 трлн.
Простые люди — фактические собственники персональных данных — зачастую не осознают их важности, ежедневно условно-легально отчуждая персональную информацию в пользу государства и корпораций в обмен на необходимый или дополнительный комфорт. Сегодня на этой информации законно зарабатывают брокеры данных, корпорации, незаконно — киберпреступники. Но только не сами граждане. К примеру, прошедшим летом отечественные банки начали собирать биометрические данные клиентов для оказания дистанционных услуг, обсуждая потенциальную выгоду от продажи таких баз третьей стороне. А где выгода первоначального собственника данных?
Очевидно, что вместе с личными данными люди приносят в жертву свою безопасность. В последние полгода только в России произошла кража информации из трех крупнейших банков страны (1, 2, 3). Из-за утечек клиентских баз ежегодно растет объем хищений средств физических лиц, появляются все новые схемы мошенничества. Сегодня роль человека сводится к донорству информации, он не участвует в распределении прибыли, не имеет отношения к обеспечению сохранности собственных данных и лишен гарантий того, что предоставленные им сведения не будут использованы против него в результате действий мошенников. Это реальные угрозы.
Дискуссии вокруг возможности со стороны государства или корпораций недобросовестно использовать личные данные также небезосновательны. Современные технологии без проблем деанонимизируют данные, а значит, возможно идентифицировать любого человека, имея лишь несколько параметров. Обладание данными — бесконечный соблазн получить безграничный контроль. И совершенно неважно, кто будет конечным бенефициаром — условный Китай или условный Google.
Российское законодательство в сфере обращения с персональными данными находится в стадии формирования. С одной стороны, это понятно: быстрое развитие всегда опережает правовое регулирование, с другой — этот разрыв не должен стать критическим. Поэтому о необходимости снятия нормативных барьеров и налаживания современного регулирования оборота больших данных уже говорит президент. Пока что большинство инициатив звучит однобоко, направлено на упрощение использования анонимизированных сведений в интересах бизнеса и по-прежнему игнорирует интересы человека. К примеру, максимальный штраф за обработку персональных данных без согласия их субъекта сейчас составляет 75 000 рублей, а средний размер штрафа — всего 500 рублей.
Технологии распределенного реестра (в том числе блокчейн) представляются универсальным решением, хотя в последнее время из-за «затасканности» в технологическом и публичном поле блокчейн был несколько дискредитирован. Технологии позволяют удовлетворить интересы максимального числа участников рынка, не отчуждая при этом право собственности на информацию у конкретного человека и оставляя за ним решение, насколько открытыми и публичными должны быть его персональные данные. Каждый сам сможет решать, с кем он готов сотрудничать и кому в каком объеме дать доступ к своим данным. Криптографическое шифрование гарантирует их защиту, а архитектура реестров данных обеспечит прозрачность их использования.
К примеру, потребители, продающие информацию о себе на платформах, использующих подобные технологии, получают вознаграждение в виде токенов, выполняющих функцию цифрового заменителя ценных бумаг. Токены одновременно являются и внутренней валютой системы, и обеспечивают ее безопасность, при этом пользователь может обменять их на традиционные, так называемые фиатные, деньги.
Технология распределенного реестра (DLT) дает возможность относительно безопасной интеграции с другими технологиями — интернетом вещей и искусственным интеллектом. Когда при условии согласия пользователей поставщики продуктов и услуг могут видеть раскрытие запроса пользователя. Например, я записываю ребенка в школу, информацию об этом я могу позволить видеть продавцам и производителям детской одежды, канцелярии и пр.
Перспективность данных технологий осознается как гигантами IT-индустрии (Microsoft, Accenture, IBM и др.), так и локальными игроками, решающими конкретные потребительские задачи. Например, хранение медицинских данных (Medicalchain), хранение документов, подтверждающих личность (SecureKey, Civic), создание персональных идентификаторов (Sovrin Foundation). Государству технологии распределенного реестра позволят избежать проблем с собственниками персональных данных, но при этом стандартизировать цифровые документы и значительно ускорить все документарные процессы. При этом оно в полной мере будет осуществлять свою функцию регулятора. Корпорации же смогут запрашивать и покупать достоверные данные у пользователей под конкретные задачи, что значительно уменьшит издержки по верификации, обработке и хранению больших массивов информации.
Конечно, этот сценарий тоже имеет свои проблемы и риски. Ни общество, ни государство, ни бизнес в силу своей инертности не готовы к прорывным технологиям, особенно в социально значимых сферах. Самые простые пути — не всегда самые успешные и безопасные. Реализация этого сценария зависит от самих проектов, базирующихся на этой технологии, а также от поддержки со стороны фондов и других инвесторов. Однако если такой сценарий реализуется, рынок данных сможет стать прозрачнее и безопаснее, а собственники данных получат возможность принимать ответственные и соответствующие их интересам решения.
Наверх