-2.79%
58.77
+0.22%
64.3080
+0.16%
70.9240
-0.07%
1.1029
+0.23%
1491.68

Сохранить лицо: москвичка требует отключить видеонаблюдение

7 октября, 18:30
21
Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков прокомментировал иск москвички Алены Поповой, утверждающей, что система распознавания лиц на улицах нарушает право граждан РФ на частную жизнь. По словам Пескова, эта технология играет важную роль в борьбе с терроризмом и преступностью, сообщает ТАСС.
«Она [Попова] может обращаться в разные инстанции, это ее право как гражданки. Но в целом это, конечно, вопрос, который больше касается служб безопасности.
Здесь, наверное, достаточно вспомнить, что технология распознавания лиц сейчас максимально широко применяется в подавляющем большинстве стран мира, это система, которая себя зарекомендовала в плане обеспечения безопасности, в плане поимки преступников, предотвращения террористических актов», — заявил пресс-секретарь главы государства.
Ранее стало известно, что Попова подала иск в Савеловский районный суд, утверждая, что система видеораспознавания лиц, которая используется в столице, нарушает Конституцию РФ. Иск был зарегистрирован 2 октября.
«Как считает моя доверительница, обработка изображений лиц граждан и их биометрических данных без их письменного согласия нарушает закон о персональных данных, а также право на частную жизнь, которое закреплено в Конституции РФ. В связи с этим Попова требует признать введение этой системы незаконным», — заявил адвокат Саркис Дарбинян, представляющий интересы истицы.
Известно, что Дарбинян является ведущим юристом общественной организации Роскомсвобода. Вскоре после новостей о подаче иска на сайте Роскомсвободы появилась публикация, призывающая ввести мораторий на системы распознавания лиц, так как они нарушают нарушают закон о персональных данных, а также право на частную жизнь.
Сообщается, что система массового распознавания лиц работает в Москве с осени 2017 года. Роскомсвобода утверждает, что данная технология используется для слежки за гражданами в закрытом режиме без каких-либо надлежащих нормативно-правовых обоснований и процедур.
При этом отмечается, что по закону о персональных данных собранные такой системой сведения относятся к категории биометрических, а значит их можно обрабатывать только с письменного согласия гражданина за исключением случаев, описанных в законах об обороне, безопасности и противодействии терроризму.
«В настоящее время Правительство Москвы и МВД продолжают расширять использование технологии распознавания лиц без каких-либо гарантий и инструментов надлежащего надзора, анонсируя подключение к указанной системе более 100 000 городских камер. Для этого власти собираются потратить более 13 млрд рублей», — говорится на сайте Роскомсвободы.
Как рассказали «Газете.Ru» в Департаменте информационных технологий (ДИТ) города Москвы, им пока не поступало исковое заявление ни от Поповой А.В., ни от адвоката Дарбиняна С.С., в связи с чем ДИТ не располагает достоверной информацией о предмете искового требования и основаниях подачи иска.
«Использование системы видеоаналитики необходимо для обеспечения безопасности граждан. Это повсеместная практика, используемая в том числе в других странах. В Москве камеры видеонаблюдения используются в расследовании порядка 70% правонарушений. И это не только крупные преступления, но и мелкие правонарушения.
Из недавних случаев – кража картины Архипа Куинджи «Ай-Петри. Крым» из Третьяковской галереи в январе 2019 года. Благодаря городским камерам и системе распознавания лиц злоумышленника удалось найти за 4 часа.
Добавим, что в Едином центре хранения данных не содержится персональная информация о гражданине, чье изображение фиксируется камерой», — заявили в пресс-службе.
«Газета.Ru» также пообщалась с экспертами, чтобы выяснить, действительно ли городская система распознавания лиц нарушает российские законы. По словам адвоката международной Агоры Станислава Селезнева, внедрение системы распознавания лиц принято называть массовой неизбирательной слежкой за гражданами.
«Нормы нашего Основного закона, которые регулируют этот вопрос, сформулированы вполне однозначно. Конституция декларирует право на неприкосновенность частной жизни (закрепленное в статьях 23-24) и обязанность государства защищать права и свободы граждан (статья 45). Лоббирующие внедрение слежки лица пытаются играть понятиями частная/общественная жизнь, но, в действительности, подменяют понятия. Перемещение гражданина по улице за ребенком в детский сад, с ребенком из школы, к любовнику или любовнице по улице будет фиксироваться и сохраняться также, как участие в митинге или открытие депутатом новой больницы», — заявил Селезнев.
По его словам, в этой ситуации стоит учитывать результаты раскрытой Эдвардом Сноуденом программы массовой слежки за гражданами PRISM. Правительством США в 2007-2010 годах были списаны огромные «многомиллиардные» расходы на ее внедрение и содержание, а миллионы американцев подвергались неконтролируемой слежке в течение длительного периода.
«При этом, после скандала, вызванного публикациями Сноудена, расследованием сенатской комиссии было установлено, что за все время ее применения не было раскрыто ни одного сколько-нибудь значительного преступления», — отметил собеседник «Газеты.Ru».
Селезнев также указал на то, что факт перехода всей накопленной информации о внешнем виде и ежедневных перемещениях москвичей в руки злоумышленников является лишь вопросом времени, учитывая последние громкие истории с утечками личных данных клиентов крупных российских компаний.
«Что касается перспектив, то учитывая уровень поддержки истца, очевидно, что этот иск является лишь первым шагом в серьезнейшем и актуальнейшем противостоянии между гражданским обществом и властями», — заключил эксперт.
Каждый день мы слышим об очередной утечке персональных данных. Причем безопасность данных не могут гарантировать не только частные компании, но и государство: на черном рынке сегодня можно купить актуальные сведения из баз МВД (включая данные ФМС, ГИБДД), Росреестра и других государственных органов в отношении любого гражданина, соглашается партнер юридической компании 2b law office Антон Городецкий.
По словам Городецкого, причина обеспокоенности гражданского общества как о возможных злоупотреблениях со стороны государства в отношении частной жизни граждан, так и в отношении защиты персональных данных от неправомерного доступа к ним предельно понятна.
«Не зная точного содержания иска госпожи Поповой, трудно оценить его перспективы, но очевидно, что добиться полного моратория на использование технологии распознавания лиц будет невозможно.
Сейчас допускается обработка биометрических персональных данных без согласия гражданина в случаях, предусмотренных законодательством о безопасности, о противодействии терроризму, о транспортной безопасности, об оперативно-розыскной деятельности. А попытки заявителя обосновать свое требование отсылками к Конституции скорее всего не найдут отклика у суда — сегодня судьи низовых инстанций практически никогда не решаются рассуждать о вопросах толкования Конституции и политике права, особенно, если такое толкование способно привести к признанию действий государственных органов незаконными», — пояснил собеседник «Газеты.Ru».
Наверх