-0.04%
78.95
-0.63%
66.2772
-0.38%
77.5591
+0.27%
1.1705
-0.08%
1203.03

Технология развлечений: как блокчейн меняет рынок билетов на спортивные мероприятия и концерты

21 августа, 14:50
41
Рано или поздно все билеты станут безбумажными и будут продаваться с помощью блокчейна. Но поможет ли это избавиться от перекупщиков
Абсолютно все билеты на матч Суперкубка УЕФА между командами «Реал Мадрид» и «Атлетико Мадрид» были проданы с использованием блокчейн-технологий, интегрированных в систему мобильной продажи билетов. Bluetooth-датчики, расположенные в местах входа на стадион, автоматически считывали из специального мобильного приложения информацию о билете. Стадион в Таллине, на котором проходил матч, вмещает всего 12 000 зрителей, однако этого оказалось вполне достаточно, чтобы эксперимент был признан успешным. Ранее УЕФА уже тестировала систему, например в этом году в финале Лиги Европы, который проходил во французском Марселе, 50% билетов было продано через мобильную блокчейн-систему.
Революция сверху
Рано или поздно все билеты станут безбумажными и будут продаваться с помощью блокчейн-технологий. Речь не только о билетах на спортивные события. Билетная индустрия — одна из тех, где технологии распределенного реестра будут крайне востребованы: блокчейн позволяет решить проблему с перекупщиками и мошенничеством, повышая прозрачность и безопасность индустрии до максимально возможного уровня.
На чемпионате мира по футболу в России лишь 7% билетов попало на вторичный рынок
Почему это важно? На чемпионате мира по футболу в России, по различным оценкам, лишь 7% билетов попало на вторичный рынок. Это примерно 140 000 билетов на сумму $22 млн. На Кубке конфедераций, который проходил в России годом ранее, до 40% билетов были проданы на вторичном рынке. Честно говоря, я был уверен, что на ЧМ ситуация будет примерно такая же: самое главное спортивное событие в мире, сотни тысяч иностранных болельщиков приедут в Россию и, конечно, мировые компании, специализирующиеся на вторичном рынке билетов, типа StubHub и Viagogo не упустят шанс заработать. Но вторичный рынок билетов ЧМ-2018 оказался в несколько раз меньше прогнозируемого. Это стало для меня вторым потрясением на ЧМ (первым была игра сборной России).
Главная причина в резком сокращении вторичного рынка — активность FIFA, которая после неудачи на ЧМ-2014 в Бразилии (тогда как раз около 40% билетов было скуплено и перепродано) решила сама заниматься продажей билетов, а не отдавать их местным дистрибьюторам. Огромное количество сайтов, которые предлагали билеты, моментально блокировались, а все крупные онлайн-классифайды получили предупреждение от FIFA о запрете на продажу билетов. Это сработало, правда, спровоцировало гигантские интернет-очереди. Люди жаловались, что не могут купить билеты. Это нормально для масштабного события с повышенным спросом, но все-таки вторичный рынок всегда в таких случаях играл (и пока еще играет) роль дополнительного канала продаж.
Революция снизу
Тем не менее билетный рынок ждут крутые перемены. За последние лет 10 власти разных стран — особенно отличилась Великобритания — всерьез озаботились разработкой законодательства, которое бы контролировало вторичный рынок. Во многом это связано с расцветом рынка: если до 2006 года крупная платформа была по сути одна — американская StubHub, — то начиная с середины нулевых компании стали появляться одна за другой типа британских Get Me In!, Seatwave или Viagogo. Во второй половине нулевых начались крупные M&A сделки: в 2007-м eBay купил StubHub за $307 млн, в 2009-м после покупки Live Nation компании Ticketmaster за $2,5 млрд на рынке появился монстр Live Nation Entertainment (LNE), скупающий вокруг себя все и вся. Правда, эта компания занимается не только и не столько вторичным рынком, сколько «обычной» продажей билетов, организацией и промотированием концертов, продюсированием и т. д.
Целей у законодательных органов разных стран, как правило, было две: обеспечить максимальную безопасность сделок для покупателей билетов и ограничить максимальные наценки. Но к любым ухищрениям регуляторов перекупщики быстро адаптировались, и билеты по-прежнему могли (и могут) продаваться в 5-10 раз дороже. Проблема в том, что пользователю того же Ticketmaster подчас сложно понять, какие билеты он покупает — первичного или вторичного рынка, и, соответственно, сколько именно он переплачивает.
«Внезапно» 13 августа Ticketmaster объявил о закрытии двух своих сайтов, специализирующихся на вторичном рынке, — GetMeIn и Seatwave. Причина закрытия — отнюдь не падение продаж (с этим как раз все хорошо), а все возрастающее количество претензий со стороны покупателей и музыкантов. Теперь Ticketmaster хоть и будет продолжать работать на вторичном рынке билетов, но их цена будет равна или ниже номинальной, а сама платформа будет брать за сделку комиссию 15%. Также считается, что компания пришла к такому решению под давлением музыкантов, недовольных тем, что через платформу, которая организует и рекламирует их концерты, перекупщики продают огромное количество билетов на те же концерты. Соответственно прибыль от этих продаж идет куда угодно, только не в карман музыкантам. Согласно отчету LNE за 2017 год, эта компания, куда входит и Ticketmaster, продала 500 млн билетов, а доход с продаж составил $2,1 млрд. Если учесть, что вторичный рынок составляет примерно 20% от первичного, то LNE на вторичном рынке смогла продать примерно 100 млн билетов на сумму $500 млн. Недовольство музыкантов легко понять.
Децентрализованная революция
Новый рынок пытаются сформировать в том числе «пришельцы» из прошлого. Например, бывший вице-президент Ticketbis (платформа по продаже билетов на вторичном рынке, куплена в 2016 году StubHub за $165 млн) Джордж Диаз сейчас развивает блокчейн-стартап Tracer, который предложил рынку концепцию Smart Ticket. По идее с помощью него можно настраивать параметры покупки любого билета и дальнейшего распределения прибыли, отследить движение билета (например, сколько раз он был перепродан). На сайте проекта красуется энергичный слоган: «Прощайте, спекулянты!».
Платформа Aventus, в прошлом году собравшая на ICO $18,7 млн, разработала похожую блокчейн-систему. С помощью нее, утверждают разработчики, вообще любая компания (например, автозаправка) может организовать продажу билетов и на основе смарт-контрактов настроить параметры любых сделок: установить, что цена билета на вторичном рынке должна быть не более чем на 10% выше номинальной, комиссия за сделку — не больше 15%, и так далее.
Интересно, что именно вторичный, а не первичный рынок сейчас кажется более инновационным. Он работает быстрее и эффективнее, развивается активнее: ежегодный рост — около 20%, прогнозируемый объем в 2018 году — $9-10 млрд, в 2021-м — все $15 млрд.
Именно здесь есть новые возможности для предпринимателей. Сама бизнес-модель платформ по продаже билетов на вторичном рынке предполагает довольно простое масштабирование: достаточно организовать работу технической поддержки на национальных языках и установить контроль в лице регионального менеджера. С билетными брокерами, да и с отдельными артистами проще договориться, чем с театрами или концертными площадками.
Билетная индустрия будущего точно будет мобильной и безбумажной. Есть все основания полагать, что билеты на один из ближайших финалов Лиги чемпионов будут проданы с помощью блокчейн-технологий, а года через два все билеты на международные матчи и даже матчи чемпионата мира в Катаре в 2022-м будут продаваться только через блокчейн.
Наверх