+0.07%
67.09
-0.44%
65.4919
+0.03%
74.2927
+0.03%
1.1344
+0.18%
1226.03

Большие амбиции Турции в ядерной энергетике

4 февраля, 21:10
75
Стремление Турции развиваться в сфере ядерной энергетики было отмечено еще с 1950-х годов.

Действуя в рамках программы президента Эйзенхауэра «Атом для мира», страна резко взлетела, поскольку к 1956 году у Турции уже был исследовательский ядерный реактор, расположенный недалеко от Стамбула, на берегу озера Кючюкчекмедже. К 1970-м годам турецкие власти определили подходящее место для строительства атомной электростанции «Аккую» на побережье Анатолии. Они руководствовались близостью к морю, низкой плотностью населения, а также низкой сейсмической активностью.

Все, что планировали турецкие планировщики 50 лет назад, постепенно реализуется в рамках проекта АЭС «Аккую», который возглавляет Росатом. Во многих отношениях это первый проект Росатома, построенный по принципу «строй-владей-эксплуатируй» (BOO), и это его первое реальное начинание в Леванте. Однако когда в конце 1990-х годов начала стихать массовая истерия, связанная с Чернобылем, России не было в списке заинтересованных сторон – тогда казалось, что проект получит Westinghouse of Framatome (предшественник Areva).

Однако к тому времени, когда правительство Турции объявило тендер на строительство «Аккую», только Росатом подал официальную заявку на строительство четырех реакторов типа ВВЭР-1200, сохранив обязательства по утилизации отработанного ядерного топлива станции.

С этого момента процесс пошел быстрыми темпами: в 2010 году было подписано межправительственное соглашение, затем была создана законодательная основа для строительства, в 2016 году была издана резолюция о строительстве. Через 2 года официально начались строительные работы. Сейчас основной план заключается в том, чтобы ввести в эксплуатацию атомную станцию в 2023 году, когда Турецкая Республика будет отмечать свой столетний юбилей. Реализация ядерного проекта продолжилась, несмотря на потрясения в российско-турецких отношениях, одно из которых произошло, когда российский истребитель в 2015 году был сбит над сирийской территорией. Стороны установили тариф на электроэнергию на уровне $0,1235/кВтч в течение первых 15 лет работы. Есть вероятность того, что он вырастет до $0,1533/кВтч, если возникнут проблемы с окупаемостью.

Когда Анкара взяла на себя обязательства по строительству атомной электростанции «Аккую», она начала работу по строительству еще одной атомной электростанции, на этот раз на черноморском побережье страны, в Синопе.

Правительство опиралось на схему «строительство-эксплуатация-передача» (BOT), подписав контракт с Atmea, франко-японским консорциумом, в состав которого входят Mitsubishi Heavy Industries и Areva, в 2013 году. Согласно подсчетам, строительные работы по созданию четырех реакторов III поколения будут запущены в 2017 году и обойдутся в сумму около $18 млрд. По предварительному соглашению Atmea должна была владеть 51% АЭС в Синопе, турецкая государственная компания EUAS – 49%, эксплуатировать АЭС должна была Engie. Теоретически все выглядело хорошо, однако закончилось полным фиаско.

Основной причиной отмены, официально объявленной в декабре 2018 года, была инфляция расходов. Смета расходов в $18 млрд выросла до $44 млрд из-за необходимости введения более строгих стандартов безопасности после Фукусимы. И это несмотря на регулярные настойчивые заявления со стороны Анкары о том, что необходимо поддерживать уровни затрат на первоначальном уровне. Крах сделки обернулся кошмаром для японских ядерных компаний. После отказа от ядерного проекта в Тайване (2014 г.) и Вьетнаме (2016 г.) с последующим крахом сделки в Синопе Япония больше не ведет активное строительство АЭС за рубежом, оставив глобальный ядерный рынок россиянам и китайцам.

В чем разница между двумя проектами, один из которых оказался выполнимым - «Аккую» и недостижимым - проект в Синопе? В случае с первым, финансовые риски, возникающие в результате любой оценки проекта, целиком и полностью лежат на Росатоме, государственной компании, бывший гендиректор которой является первым заместителем руководителя администрации президента России. Даже рост на $5–6 млрд (первоначально стоимость проекта «Аккую» оценивалась в $15,8 млрд, сейчас ее текущая цена колеблется на отметке $22 млрд) вполне приемлем при таких обстоятельствах. Проект в Синопе не только зависел от сотрудничества французов и японцев, но и предполагал участие Турции в проекте. Во-вторых, «Аккую» занимал достаточно высокое место в повестке дня турецко-российских политических саммитов, проект в Синопе не получил такой же политической поддержки.

Хорошим примером того, почему важна политическая поддержка, является структура собственности «Аккую». Как и в случае с АЭС в Синопе, было нелегко найти турецких коллег по проекту. Ожидалось, что Турцию будет представлять консорциум, состоящий из 3 частных компаний, в основном известных своими сделками в строительном бизнесе - Cengiz Holding, Kolin Insaat и Kalyon Insaat. Тем не менее, когда все 3 компании вышли из проекта в феврале 2018 года (то есть за 2 месяца до начала строительства), проект «Аккую» не остановился. Вместо этого начались переговоры с турецким государственным энергетическим холдингом EUAS о покупке доли в проекте, потенциально предполагалась покупка доли в 49%. Это было бы невероятно, если бы это не было результатом политического соглашения.

Авария на АЭС в Синопе не помешала Турции стремиться к большему. «Аккую» обеспечит «только» 10% потребности страны в энергии, то есть нужно больше, чтобы избавить Турцию от загрязнения окружающей среды углем. В прошлом году президент Эрдоган объявил, что Турция построит третью атомную станцию - по слухам, в районе Фракии к северо-западу от Стамбула, недалеко от болгарской границы. Несмотря на то, что до сих пор нет ясности в отношении того, кто будет руководить проектом, министр энергетики Фатих Дёнмез намекнул, что Анкара будет сотрудничать с Китаем в этом проекте.
Наверх