+0.44%
58.34
+0.40%
66.4721
+0.23%
73.7239
-0.17%
1.1091
-0.68%
1513.24

Чего теперь хочет главный идеолог Brexit?

29 мая, 19:10
137
Почти 23 года основатель британской "Партии независимости Соединенного Королевства" (UKIP) Найджел Фарадж добивался референдума о членстве страны в ЕС.

В июне 2016 г. этот референдум состоялся, и результаты оказались именно такими, которые и ждал Фарадж. Он отметил, что "в Соединенном Королевстве наступает рассвет": "Этот шаг является победой реальных, простых людей. Они боролись против большой политики, против транснациональных корпораций, мировых банков – и они победили".

Но уже через месяц, 4 июля 2016 г., Фарадж покинул пост лидера своей партии, сообщив журналистам, что "реализовал свои политические амбиции", затем он исчез с политической арены.

Центристы смогли сохранить большинство в Европарламенте, но радикальные партии набрали рекордное число голосов. А если смотреть по отдельным странам, есть настоящие сюрпризы: например, мощные результаты Марин Ле Пен во Франции.
В марте этого года, когда британский премьер-министр Тереза Мэй не смогла обеспечить жесткий Брекзит, не сумела получить поддержку своей сделки с ЕС, Фарадж вышел из тени. Он раскритиковал бесконечный цикл дискуссий, предложений и неудачные голосования. На этот раз у него была новая партия, популистская Партия Brexit, основанная бывшим членом Партии независимости Соединенного Королевства Кэтрин Блейклок несколько месяцев назад. Фарадж уже пригрозил "надеть хаки, взять винтовку и отправиться на линию фронта", если Мэй не сумеет добиться агрессивного, жесткого Брекзита. Сам факт того, что он выступил со своей новой партией, стал объявлением войны.

На европейских выборах в эти выходные Партия Brexit заняла доминирующее положение среди британских избирателей. Она получила почти 32% голосов и 29 мест. Ее соперник, Партия либеральных демократов, выступающая за то, чтобы Великобритания осталась в ЕС, получила 16 мест. Лейбористская партия набрала 10 мест, Консервативная партия – только 4 места.

А у Фараджа уже новые цели. Он хочет добиться того, чтобы Партия Brexit доминировала на следующих всеобщих выборах в Великобритании.

"Если мы не выйдем из ЕС 31 октября, то Партия Брекзита повторит те результаты, которые достигнуты сегодня, на всеобщих выборах", ─ отметил он.

Во многих отношениях появление новой партии в Великобритании стало тем, к чему всегда стремился Фарадж. Он "хочет создать устойчивую политическую силу, которая сможет, если не победить на выборах, то показать достаточно хорошие результаты, сохранить баланс сил и получить реальные рычаги влияния в политике; он хочет изменить британскую политику, дав ей то, чего до этого не было", заявил британский политический обозреватель Стивен Буш.

У большинства европейских стран есть устоявшиеся правые партии. Это "Национальный фронт" во Франции, "Лига Севера" в Италии, "Датская народная партия" в Дании и многие другие. Они регулярно получают около 15% голосов. Хотя некоторые из них ─ "Швейцарская народная партия" в Швейцарии и "Австрийская партия свободы" – набирают более 25% голосов. За последние 5 лет упадок британских ультраправых партий, таких как "Партия независимости Соединенного Королевства" и "Британская национальная партия", создал вакуум в Великобритании. И заполнить его сейчас может "Партия Брекзита".

Чтобы понять, в чем состоит основная задача новой партии Фараджа, достаточно взглянуть на ее название. Однако две его автобиографии, "Свободный полет" 2011 г. и "Пурпурная революция: год, который изменил все" 2015 г., дают более широкое представление о том, к чему стоит готовиться, если успех партии позволит ей еще больше утвердить свои позиции на политической арене.

Фарадж хотел бы, чтобы Великобритания действовала по примеру США, где есть федерация отдельных штатов, которые могут устанавливать собственные законы в соответствии с желаниями своего народа (при этом он выступал против независимости Шотландии).

Как и Трамп, Фарадж выступает решительно против "ненужных правил и вмешательств", отстаивая свое право говорить все, что посчитает нужным (включая ненавистнические высказывания).

Фарадж верит в английскую, а не в британскую исключительность, призывая поставить точку в истории постколониальных завоеваний британской империи. Он часто жалуется на гомогенизирующий эффект ЕС ─ нападки на пинты пива, танец Моррис и английский образ жизни.

"Флаг Св. Георгия, некогда принадлежавший скинхедам, развевается над церквями и футбольными полями. "Иерусалим" с гордостью распевают сторонники регби и крикета. Никто не может объяснить, почему англичане не хотят утвердить одну из величайших и наиболее влиятельных культур в мире", ─ писал Фарадж в Flying Free.

Будучи лидером "Партии независимости Соединенного Королевства", Фарадж играл на страхе того, что Великобритания "больше не является тем, чем была когда-то: гомогенной страной, с преимущественно белыми людьми в составе населения, сдержанной и упорядоченной": "Это было место, где царили уверенность и негласные правила между различными социальными классами".

Даже после трех лет борьбы в ситуации с Brexit это предложение актуально для агрессивного и политически активного британского меньшинства. "Партия Брекзита" может быть наиболее убедительным вариантом для британских правых, считает Стивен Буш. Это новая партия, а поэтому она может действовать свободно "от привычных символов и тотемов явно расистских партий, таких как "Британская национальная партия".

При этом трудно представить, чтобы Фарадж показал плохой результат. Если Великобритания не выйдет из ЕС, он продолжит в том же духе, что и последние 30 лет. Это будет ярый сторонник жесткого Брекзита. Любые проблемы в Великобритании будут объясняться просто: это последствия того, что Великобритания не вышла из ЕС. Если Великобритания заключит сделку с ЕС, Фарадж заявит, что во всех последующих трудностях виноват мягкий Brexit, за который, как он считает, народ не голосовал.

Но октябрьский жесткий Brexit, к которому стремится Фарадж, может предоставить больше возможностей. "И вот тут он обретет второе дыхание.

Ведь практически сразу же будет ощущаться нехватка лекарств, продовольствия. Словом, вина за все это будет лежать на Brexit, который не был проведен должным образом. И здесь уж точно будут те, кто не останется равнодушным к подобному заявлению", ─ отмечает Буш.
Наверх