+1.12%
64.70
-0.28%
63.6230
-0.72%
70.3308
-0.44%
1.1054
-0.95%
1461.95

ФРС и чучхе

3 мая, 14:10
260
Чучхе - ситуация, когда человек является хозяином собственной жизни и окружающего мира, расчет на собственные силы.

Олег Богданов, ведущий аналитик QBF
Неделю назад я был во Владивостоке. Город принимал северокорейского лидера. Я стоял в пробке возле острова Русский, в голове крутились какие-то ассоциации, картинки, видео ряд - Трамп, Ким Чен Ын, чучхе, ФРС. Наверно это давление. Давление.

Да, Трамп давит на всех – на Ким Чен Эна, на Китай, на Россию, на Мексику, на демократическую партию, на собственный центральный банк. Давление на ФРС со стороны администрации президента уже превзошло все рамки приличия. За день до заседания Трамп требует от ФРС немедленного снижения ставки на процент и запуск программы QE.

Как показали итоги заседания 1 мая, ФРС пока держится. Там другая повестка, там другие интриги. Теперь акцент монетарной политики сместился на операции с избыточными резервами, тонкости которых раскрываются в специальных заявлениях (Implementation Note).

Уже третий раз с июня прошлого года ФРС США увеличивает спрэд между ставкой по федеральным фондам EFFR и ставкой по избыточным резервам IOER (на самом деле, можно говорить о всех резервах). 13 июня 2018 года ФРС повысил ставку EFFR на 25 б.п. (базисных пунктов), а ставку IOER на 20 б.п. Аналогичное действие они произвели 19 декабря прошлого года и вот сейчас, 1 мая 2019 года, оставив основную ставку без изменений FOMC снизил IOER на 5 б.п., таким образом, спрэд между верхней границей основной ставки и ставки IOER вырос до 15 б.п.

Идея проста и понятна, таким образом FOMC пытается заставить банки направить часть средств из резервов на межбанковский рынок, где ставки стабильно превышают уровень IOER и держатся вблизи верхнего диапазона установленного американским центробанком. Причем, если прямые межбанковские операции овернайт идут по ставкам превышающим IOER на 5-10 б.п., то уже операции с обеспечением SOFR, через казначейские облигации периодически превышают ставку по избыточным резервам на 10-25 б.п. Эти «аномалии» начали появляться в прошлом году. Конечно, в ФРС это заметили и начали реагировать. Однако четко обьяснить почему это происходит и к чему может привести пока в ФРС никто не может или не хочет. Недавно высказывалась по этому поводу вице-президент ФРБ Нью-Йорка Лори Логан, но в основном она рассуждала о безопасных для финансовой системы уровнях избыточных резервов и о дополнительных мерах, которые могли бы увеличить ликвидность для банков в случае необходимости. Интересно, что согласно опросам крупных финансовых менеджеров, за 2018 год планка безопасного уровня резервов поднялась с 600 млрд. долл до 900 млрд. Сейчас уровень резервов упал до 1 трлн 413 млрд, год назад был около 2 трлн долл. То есть, если следовать логике Л.Логан ФРС вполне может допустить, чтобы резервы упали до 1 трлн, а значит можно и дальше снижать ставку по ним. Однако возникает закономерный вопрос – если один раз не сработало снижение ставки по резервам (нетрудно посмотреть, что ставки EFFR остались высокими и продолжили расти ставки SOFR, а также обьемы операций), то где гарантии, что сработает в третий или четвертый? Рыночная логика может быть совсем другой, а традиционный механизм может не работать.

Очевидно, что на американском межбанке есть высокий спрос на чистый кэш. Спрос растет каждый месяц. Чем больше банки втягиваются в различные операции с активами, падение доходностей и волатильности им не оставляет вариантов для выживания, тем меньше кэша у них остается. Чистый кэш – это как раз и есть резервы. Меньше резервов – выше ставки на межбанке. В ФРС работает другая логика – ниже ставка по резервам, значит больше средств пойдет на межбанк и там ставки упадут. Однако реальность другая – ставки не падают, а растут. Снизив на 5 б.п. ставку IOER, ФРС забрал эти 5 пунктов у банков, которым нужно где-то безопасно размещать пассивы. Пока американский ЦБ не открыл новое окно для операций РЕПО, не ввел некий новый инструмент, который позволит банкам расшить обострения с ликвидностью, ситуация будет ухудшаться.

Похоже, финансовый рынок в США входит в старую «добрую» кризисную парадигму – чем выше инвестиционная активность банков, тем ниже уровень доверия между ними, следовательно выше ставки на долларовый кэш. В какой-то момент начнут рушится цены на активы, упадут американские индексы, Трамп впадет в ярость и будет терзать ФРС. Мир накроет глобальный финансовый кризис.

И только молодой северокорейский лидер, улыбаясь сядет в свой бронепоезд и глядя на проплывающие в окне сопки, тихо напоет:

На границе тучи ходят хмуро,

Край суровый тишиной объят.

У высоких берегов Амура

Часовые Родины стоят…

Олег Богданов
Наверх