+0.12%
62.34
+0.12%
63.8018
-0.03%
70.6378
-0.03%
1.1071
+0.34%
1471.73

Иракский Курдистан борется за выживание

23 октября, 20:50
35
Курды сражались и погибли за союзника, который готов посягнуть на их безопасность.

Дорога к северу от Эрбиля усеяна строительным оборудованием, которое должно было быть использовано для работы над крупным проектом по модернизации. Мосты, построенные в рамках него, будут перекинуться через реку Большой Заб, которая является частью торговой артерии. И на фоне всего этого — жизнь бедных фермеров, прокладывающих себе дорогу, чтобы продать помидоры, чай и рыбу.

17 октября к северу от этих прекрасных пасторальных районов были размещены беженцы, спасающиеся от боевых действий в соседней Сирии. 18 сотен человек, в основном курды, поступили в лагерь возле Бардараша. Они прибыли из приграничных районов, подвергшихся бомбардировке турецкими военно-воздушными силами и нападению Сирийской национальной армии, группы сирийских повстанцев. Эта нестабильность в восточной Сирии, области, которая, как думали власти РПК, долгие годы оставалась бы спокойной из-за присутствия США, пополнила список проблем в Эрбиле.

Контрасты в этом регионе характерны для автономного региона Курдистана в целом. В Эрбиле пульсирующая ночная жизнь, процветание и стабильность нового Ирака, возникшего после войны с ИГИЛ. Тем не менее, остаются и затяжные проблемы, споры между Эрбилем и Багдадом по поводу бюджетов и вооружений для курдских сил безопасности, пешмерга. Между оборонительными рубежами, где должны встретиться силы безопасности Пешмерга и Ирак, остались вакуумы, а остаточные силы ИГИЛ нашли небольшие неподконтрольные пространства, которые можно эксплуатировать. Прежде всего, остается вопрос стратегической позиции региона, политически близкой к США и Анкаре, многие опасаются растущей мощи Ирана и поддерживаемых Ираном политических и военизированных групп, которые доминируют в некоторых частях Ирака. Протесты в центральном и южном Ираке, случившиеся 1 октября, привели к гибели десятков людей и жестокому подавлению со стороны Багдада. Однако их не заметили в Курдистане.

КРГ сталкивается с некоторыми препятствиями спустя 2 года после проведения референдума о независимости. Под новым руководством президента Нечирвана Барзани и премьер-министра Масрура Барзани регион перешел от строительства национальной мечты к более прагматичным повседневным вопросам экономического возрождения и работе с Багдадом для обеспечения потребностей региона, в рамках Конституции Ирака 2005 года.

В середине сентября Нечирван Барзани провел серию важных встреч. Он встретился с послом США в Ираке, спикером парламента Ирака, президентом страны и другими официальными лицами. 17 сентября государственный министр иностранных дел Индии прибыл в Эрбиль, чтобы открыть памятник Махатме Ганди.

Официальные итоги референдума в иракском Курдистане подведут в четверг. Но и без них Багдад заранее пообещал: волеизъявление народа признавать не будет, а накануне премьер даже пригрозил ввести войска в регион. В итоге страсти вокруг Курдистана накаляются.
15 сентября заместитель премьер-министра РПК Кубад Талабани встретился с генеральным консулом Китая в Ираке, чтобы обсудить двусторонние отношения. Так завершился месяц подобных важных встреч и обсуждений, в числе которых был телефонный звонок между Нечирваном Барзани и вице-президентом Майком Пенсом в конце августа. Во время телефонного разговора Пенс высоко оценил усилия по проведению войны с ИГИЛ и размещению перемещенных лиц. Курдистан заявляет о себе на международной арене и пытается показать Багдаду, что является ключом к стабильности в стране.

Несмотря на то, что регион выглядит стабильным, а его официальные лица и генералы Пешмерга часто называют его островом спокойствия в регионе, страдающем от экстремизма и сектантства, есть опасения, что угрозы создадут растущую волну хаоса вокруг этого острова. ИГИЛ стремится реорганизоваться на западе, всего в часе езды от Эрбиля. Иракские силы безопасности Багдада на пределе, советники по коалиции США могут лишь помочь подтолкнуть силы пешмерга и Ирака к более тесному сотрудничеству.

РПК настороженно относится к проиранским ополченцам-шиитам или Силам народной мобилизации, которые контролируют контрольно-пропускные пункты через равнины Ниневии в направлении Киркука на юг, спорные районы, которые Багдад увел из-под контроля курдов в 2017 году. В КРГ сохраняется ощущение, что США, их ключевой партнер, отвернулись от Эрбиля и позволили танкам и оружию, поставленным США, отправленным в Багдад для войны с ИГИЛ, быть использованными против курдов. Местные чиновники заявили, что, чтобы нормализовать ситуацию, нужен механизм безопасности и укрепление доверия.

Роль Ирана в Ираке — довольно острая проблема в Эрбиле, которую поднимают почти во всех дискуссиях. Есть жалобы на то, что шиитские религиозные группы занимаются подстрекательством против курдов. Почти ежедневно проходят воздушные удары по позициям Сил народной мобилизации в центральном и западном Ираке, в которых премьер-министр Ирака Адель Абдул Махди обвиняет Израиль.

Представители Сил народной мобилизации также обвиняют США и Израиль в атаках, которые начались в конце июля и были направлены против боеприпасов PMU. Это заставило членов Сил, таких как Абу Махди аль-Мухандис, предположить, что необходимы военно-воздушные силы. Посол Ирана в Ираке осудил США. Курдский регион с опаской относится к этим комментариям. Некоторые в Эрбиле считают, что Силы стремятся стать иракской версией иранского Корпуса стражей исламской революции, своего рода параллельным государством со своей мощной армией, экономикой и даже авиацией.

Подъем PMU, который сейчас является официальным военизированным формированием в Ираке и оплачивается Багдадом, поднимает вопросы о том, почему Багдад не платит зарплату силам Пешмерга. В отличие от PMU, курдские пешмерга являются частью иракской конституции. Переговоры о бюджете затянулись, и, несмотря на обещания Багдада, Пешмерга систематически недофинансируются. Им не хватает тяжелого оружия, бронетехники и казарм для людей.

Во время войны с ИГИЛ (запрещена на территории России) коалиция помогла подготовить пешмерга и оснастила несколько бригад, однако финансирование на миллионы долларов из Вашингтона пока так и не поступило. Пешмерга нужна поддержка, чтобы реформировать подразделения, им нужно противотанковое оружие, средства борьбы с беспилотниками. Но проблема в том, что поддержка, если ее вообще окажут, будет слишком малой и поздней, поскольку союзники Ирана станут более могущественными. Благодаря их влиянию в суннитских провинциях, освобожденных от ИГИЛ, возникнет новый конфликт с экстремистами. Генерал Пешмерга предупредил, что в настоящее время у его людей лишь 2% оборудования и бюджета, которые необходимы.

Напряженные отношения несколько смягчились при премьер-министре Ирака Абдул-Махди. Но ему не хватает власти, и он не связан ни с Альянсом ФАТХ, который связан с PMU, ни с партией Муктады ас-Садра, у которой наибольшее количество мест в парламенте Ирака. Протесты в начале октября подорвали тот небольшой авторитет, который у него был. Все доказательства указывают на злоупотребления со стороны PMU, в том числе снайперский огонь против протестующих. Иран может извлечь выгоду из нестабильности в Багдаде, даже несмотря на то, что некоторые протестующие осудили роль Ирана в Ираке. Как известно, Садр участвовал в церемонии в Тегеране 10 сентября, в которой также принял участие верховный лидер Ирана аятолла АлиХаменеи и генерал-лейтенант, командующий спецподразделением «эль-Кудс» в составе КСИР Касем Сулеймани.

На фоне относительно мягкого премьер-министра в Багдаде, роста Ирана, сектантских военизированных формирований на границе и возрождения ИГИЛ, Курдистан надеется на поддержку США и других западных держав. После многих лет работы с Вашингтоном Эрбиль хочет получить, своего рода, «белую книгу», в которой бы четко выражались намерения США. Но есть препятствия. Президент Ирака Бахрам Салих встретился с государственным секретарем Майком Помпео 23 сентября во время Генеральной Ассамблеи ООН. Но более тесные отношения между Багдадом и Вашингтоном были омрачены напряженностью в Иране, и в рамках протокола, по-видимому, визит РПК на высоком уровне был невозможен, даже если это отвечает интересам как США, так и Ирака.

Эрбиль сегодня сталкивается и с другими проблемами. Например, он стремится разрешить споры с Багдадом по поводу Киркука и Синджара, способствовать большей стабильности на равнинах Ниневии между Эрбилем и Мосулом. Министр транспорта и коммуникаций Ано Джавхар Абдулмазее Абодка - член христианского меньшинства. Он со страстью рассуждает о роли РПК в защите христиан, вышедших из ИГИЛ, в создании условий для процветания сообщества сегодня. Он рассуждает и о проблемах, с которыми христиане сталкиваются в Ниневии из-за сектантских военизированных формирований. Он предполагает, что здесь США могут сыграть свою роль, особенно с учетом приверженности нынешней администрации религиозным свободам. Езиды, покинувшие ИГИЛ, все еще живут в лагерях в Курдистане, не имея возможности вернуться в Синджар.

Министр транспорта говорит, что теперь есть возможность взять на себя обязательства перед частным сектором и предоставить новые возможности для транспортировки. РПК постоянно сталкивалось с пренебрежением, особенно в эпоху Саддама Хусейна, когда регион подвергался жестоким преследованиям. Теперь мосты и новое шоссе к северу от Эрбиля до Дохука и турецкой границы, позволят строить будущее. Однако здесь не обойтись без бюджета из Багдада.

Фискальные ограничения, с которыми сталкивается транспортный сектор, связаны с ограничениями сил безопасности в регионе. Пешмерга обеспечивает безопасность, чтобы сохранить стабильность в регионе, и обеспечить процветание экономики, тесно связанной с торговлей с Турцией. Это сложная ситуация.

Неожиданное решение США о выводе сил 6 октября усугубило проблемы, стоящие перед Эрбилем. Нынешний и предыдущий президенты предупредили США и также призвали к восстановлению мира в восточной Сирии. Несмотря на то, что Вашингтон пытался добиться прекращения огня 17 октября, боевые действия продолжатся. Это будет означать больше беженцев, прибывающих в Курдистан. Также это поднимает вопрос о том, кто будет контролировать пограничный район. Сирийский режим? Или у Турции будет больше влияния? Или останутся Демократические силы Сирии? Если США готовы так легко уйти из района, в который они инвестировали с 2014 года, чтобы победить ИГИЛ, как дальше будет развиваться политика США в Ираке? Этими вопросами сейчас задаются в Эрбиле.

Комментарии командира пешмерга об опасениях за будущее показывают растущую обеспокоенность будущим региона через 2 года после разгрома ИГИЛ в Мосуле, и после того как Эрбиль потерпел неудачу после референдума о независимости. Политика Вашингтона заключается в том, чтобы избежать конфликта с Ираном, сохранив кампанию максимального давления. Напряженность в Персидском заливе коснулась Ирака, где поддерживаемые Ираном шиитские военизированные группировки угрожают американским силам и требуют, чтобы США покинули Ирак. Это ставит американские войска в тупик на фоне опасений перед угрозами и, в то же время, желания продолжить миссию по победе над ИГИЛ. Также это означает, что американские политики обеспокоены отчуждением Багдада.

Для курдского региона главная идея состоит в том, что Вашингтон должен воспринимать Эрбиль как важного партнера для региональной стабильности. Поскольку США уже вовлечены в сложную ситуацию в восточной Сирии, борются с ИГИЛ, следят за Ираном и работают с Турцией над механизмом безопасности, РПК важно, как никогда.

И Эрбиль задается вопросом, когда США начнут воспринимать это таким образом.
Наверх