+0.12%
62.52
+0.08%
63.8639
+0.01%
70.4630
+0.01%
1.1033
+0.09%
1456.61

Иран, Саудовская Аравия и "переменная Трампа"

1 ноября, 22:10
33
Отношения между саудовскими и иранскими лидерами, похоже, колеблются еженедельно, подвергаемые внешним влияниям.

Атака на нефтяные объекты в Саудовской Аравии 14 сентября и последующее снижение добычи саудовской нефти захватили мировые СМИ, усилив саудовско-иранскую напряженность.

За эти атаки взяли на себя ответственность хуситы из Йемена. Пожалуй, это была самая крупная операция шиитской группировки во время гражданской войны в Йемене, продолжавшейся 4,5 года. В течение этого времени хуситы нацеливались на объекты Саудовской Аравии с помощью современных ракет.

Сразу же после атаки на нефтяные объекты Саудовская Аравия и США обвинили в них Иран, что еще больше обострило отношения между Эр-Риядом и Тегераном. Тем не менее постоянно звучат призывы к деэскалации напряженности из Саудовской Аравии.

Тегеран заявляет, что настойчиво добивается примирения. Даже до знаменательной ядерной сделки 2015 г. Иран неоднократно подчеркивал важность снижения напряженности со странами региона и Саудовской Аравией.

Эр-Рияд это игнорировал. А с приходом Дональда Трампа в Овальный кабинет в 2017 г. Саудовская Аравия решила, что ее давние несбывшиеся надежды на то, чтобы сдерживать региональное влияние Ирана, близки к реальности. Но спустя 3 года после президентства Трампа отказ Вашингтона отомстить за сбитый Тегераном американский беспилотник, до и после которого были многочисленные инциденты с нефтяными танкерами в Персидском заливе, по-видимому, заставил Саудовскую Аравию согласиться на кампанию максимального давления Трампа. Истеблишмент Саудовской Аравии при кронпринце бен Салмане с большим рвением стремится прийти к компромиссу с Тегераном.

Ранее ОАЭ, еще один региональный противник Ирана, начали предпринять собственные усилия по снижению напряженности. Те же самые элементы, которые заставили изменить стратегию Ирана в ОАЭ, могли заставить Саудовскую Аравию наладить отношения с Ираном, по крайней мере на данный момент. В рамках кампании по деэскалации Эр-Рияд прибег к посредничеству, чтобы донести свою позицию до Тегерана. Премьер-министр Пакистана Имран Хан заявил журналистам в кулуарах заседания Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке 23 сентября, что кронпринц обратился к нему, чтобы помочь наладить ирано-саудовские отношения.

Менее чем через месяц, 13 октября, Хан прибыл в Тегеран. На совместной пресс-конференции он заявил, что прибыл в Иран, чтобы "предотвратить новый конфликт в регионе".

После переговоров в Тегеране Хан немедленно отправился в Эр-Рияд. А 24 октября он заявил, что хочет пригласить министров иностранных дел Ирана и Саудовской Аравии в Исламабад для разговоров.  

Однако в  интервью CBS 29 сентября Салман обвинил в атаках на нефтяные объекты Саудовской Аравии Иран. Также он посетовал на возможные последствия саудовско-иранского военного конфликта, который может привести к "общему" краху мировой экономики.

30 сентября официальный представитель МИД Ирана заявил, что президенту Ирана передали послания саудовского руководства по примирению. Но государственный министр иностранных дел Саудовской Аравии Адель аль-Джубейр написал в "Твиттере", что заявление Ирана было "неточным", хотя он и не отрицал посреднических усилий.

Главный дипломат Ирана Мухаммед Джавад Зариф вселил надежду: "Если саудиты постараются найти решения за столом переговоров, а за счет убийства людей, они обязательно получат поддержку Ирана".

Высокопоставленный иранский дипломат сказал, что Тегеран не раз призывал Саудовскую Аравию к прямому диалогу. "Но Эр-Рияд не намерен открывать двери, пока не получит полную власть над арабскими странами региона. Все признают влияние Ирана в некоторых странах региона. Это естественный результат связей, которые Иран поддерживает с этими странами, в то время как Саудовская Аравия должна была получить это влияние с помощью политики, которая в итоге провалилась в Сирии, Йемене и даже в Ираке и Ливане", - отметил дипломат.

Пропаганда Саудовской Аравии в отношении Ирана прослеживается во внутренней политике.

Бен Салман "готовит почву для своего царствования, и одно из предварительных условий для достижения этой цели - охлаждение отношений с Тегераном", сказал Кямран Карами, иранский аналитик, занимающийся проблемами Персидского залива. Карами сослался на недавно вышедший в эфир  документальный фильм PBS, в котором кронпринц Саудовской Аравии признал, что убийство саудовского журналиста Джамала Хашогги в октябре 2018 г. произошло под его контролем.

Кронпринц "пытается смести все препятствия, которые могут помешать его восхождению на престол". "На региональном уровне конфликты в Йемене и Сирии — основные причины напряженности в отношениях между Саудовской Аравией и Ираном. Но оба конфликта могут быть урегулированы. Обострение напряженности в Персидском заливе усилило опасения среди саудовских чиновников по поводу возможного расширения конфликта в их страну и угроз ключевой энергетической инфраструктуре Саудовской Аравии. Поэтому Эр-Рияду нужно влияние Ирана на хуситов для переговоров, также он пытается избежать трений Персидского залива с Ираном",- отметил Карами.

Аналитик подчеркнул растущее разочарование Эр-Рияда разочаровывающей реакцией США на Иран, "поэтому он старается не класть все яйца в вашингтонскую корзину".

Тем не менее Тегеран сохраняет осторожность и не доверяет саудовской пропаганде, ожидая конкретных практических шагов из Эр-Рияда.

"Неоспоримо, что в последнее время отношения между Саудовской Аравией и Ираном немного изменились в лучшую сторону и сигналы Эр-Рияда уже не такие резкие, как в прежних напряженных ситуациях, - сказал другой высокопоставленный иранский дипломат. -

Тем не менее я считаю, что в политике Саудовской Аравии не наблюдается реальных изменений в отношении Ирана, поскольку она все еще надеется, что Трамп может оказать ей услугу в том, что касается Ирана".   Многие утверждают, что саудовские шаги все еще на очень ранних этапах.

"То, что мы видели до сих пор, должно пройти долгий путь, прежде чем можно будет говорить о всеобъемлющем диалоге и прямых переговорах на высоком уровне, основанных на структуре урегулирования разногласий, - сказал Карами. - То, как развивается напряженность между США и Ираном, вполне понятно, потому что переменная Трампа накладывает структурные ограничения на подход Саудовской Аравии к Ирану".

Несмотря на все это, внешнеполитический стиль Трампа, особенно на Ближнем Востоке, усилил опасения официальных лиц Саудовской Аравии того, что если Саудовская Аравия действительно будет нуждаться в помощи, Трамп никогда не придет на помощь.

Самое интересное, что 23 октября один из "ястребов", выступавший ранее против Тегерана, был назначен министром иностранных дел Саудовской Аравии. Назначение принца Фейсала бин Фархана Аль Сауда может говорить о направлении саудовской внешней политики.

Нет сомнений, что Саудовская Аравия возлагает надежды на политику "максимального давления" Трампа против Ирана и будет продолжать изо всех сил помогать активизировать кампанию. Однако, как только эти надежды померкнут, Эр-Рияд поймет, что не может отказаться от дипломатии с Тегераном.
Наверх