+0.30%
66.53
-0.38%
66.2129
-0.03%
74.8971
-0.03%
1.1312
+0.18%
1226.03

Консерваторы могут прийти к власти в Иране

21 января, 18:20
62
“При победе все громко аплодируют победителю. Но как только у него наступают тяжелые времена все куда-то исчезают”, - заявил 10 января президент Ирана Хасан Роухани, явно намекая на членов лагеря Реформистов, которые в последнее время резко критикуют проводимую им политику.

После более чем пяти лет безоговорочной поддержки даже лидер Реформистов Мохаммад Хатами публично осудил “пассивность” иранского президента. Первоначально Роухани вызвал гнев у своих единомышленников после того, как предложил им лишь несколько постов в своем правительстве после переизбрания в 2017 г.

Сегодня, на фоне растущих в последние 18 месяцев разногласий, лишь единицы политиков-реформистов готовы открыто поддержать президента. Саид Гаджарян, главный идеолог либералов, признает глубокие разногласия, но винит в их появлении нежелание Роухани выполнять принятые в ходе предвыборной кампании обещания и его неспособность противостоять давлению сторонников жесткого курса.

Раскол хорошо был виден на встрече с реформистами, которых Рухани пригласил в октябре прошлого года. Приехать в президентский дворец отказались такие видные политики, как Голям-Хоссейн Карбаши (мэр Тегерана с 1990 по 1998 гг.), Мостафа Моен (министр высшего образования с 1997 по 2003 гг.) и Абдолла Нури (министр внутренних дел с 1997 по 1998 гг.).

Просочившаяся с этой встречи информация свидетельствует о напряженности в отношениях между двумя сторонами, несмотря на достигнутое соглашение создать совместную рабочую группу, которая до сих пор не появилась. Похожая попытка была предпринята чуть раньше, в июле 2018 г., но также провалилась. Многие наблюдатели уже говорят о смерти союза правительства Роухани и реформистов, отмечает Al Monitor.

Реформисты объясняют свою поддержку Роухани во время президентских выборов в 2013 и 2017 гг. тем, что они пытались помешать сторонникам жесткой линии прийти к власти. Но сейчас взаимопонимания больше нет, а пропасть слишком велика, чтобы ее можно было преодолеть.

При отсутствии признаков улучшения ситуации, еще недавно традиционные политические союзы могут претерпеть фундаментальные изменения в ходе парламентских выборов в 2020 г. и президентских выборов в 2021 г.

В Иране с 2013 по 2017 гг. состоялись три различных избирательных кампании, которые отличались острым противостоянием двух соперничающих политических фракций: бескомпромиссные консерваторы и альянс умеренных и прореформистски настроенных политиков. Сегодня подобного расклада сил больше нет. На предстоящих выборах за избирателей будут бороться уже три отдельных лагеря.

Угроза прихода в исполнительную власть Ирана сторонников жесткой линии очень беспокоит многих реформистов. Так, Мостафа Хашимитаба, бывший заместитель президента Мохаммада Хатами, очень встревожен возможным появлении нового Махмуда Ахмадинежада, который проводил крайне консервативную, антизападную и антиизраильскую политику течение всего своего президентства.

Такую же точку зрения разделяют и другие политики-реформисты, в том числе известный политолог Садег Зибакалам, который прогнозирует консерваторам сокрушительную “победу в 20 миллионов голосов”.

Раскол между умеренными политиками и реформистами, как ожидается, даст консерваторам два ключевых преимущества. Во-первых, в ходе утверждения кандидатов Совет попечителей Ирана, почти наверняка, проявит большую симпатию сторонникам жесткой линии.

Во-вторых, консерваторы имеют стабильную поддержку среди населения. Хотя взгляды поборников жесткого курса не разделяет большинство иранцев, эта поддержка, тем не менее, достаточно широкая и она стремительно увеличивается на фоне растущего разочарования среди тех, кто возлагал большие надежды на реформистов и политиков с умеренными взглядами. Эти избиратели могут не прийти на избирательные участки на следующих выборах. То есть бойкот тех, кто голосовал за лагерь Реформистов, теперь может косвенно помочь сторонникам непримиримого крыла. Все это резко увеличивает вероятность прихода к власти в Иране приверженцев жесткого курса.
Наверх