-0.67%
78.97
-0.78%
61.1304
-0.20%
71.8579
-0.20%
1.1754
+0.10%
1292.63

Падающая лира мешает Эрдогану удерживать власть

5 мая, 00:40
35
Для правительств периоды высокого экономического роста - когда растут позитивные ожидания потребителей и производителей - как правило, лучшее время для проведения выборов.

В течение 15 лет, пока Партия справедливости и развития (ПСР) находилась у власти, она получала преимущества в подобные благоприятные периоды, учитывая, что экономический рост удовлетворял избирателей. Однако на этот раз экономический рост в Турции – ошеломляющие 7,4% в 2017 году - снова нанес удар Анкаре.

В прошлом месяце правительство приняло решение перенести президентские и парламентские выборы на 24 июня с 3 ноября 2019 года. Этот шаг, по-видимому, обусловлен необходимостью провести выборы среди избирателей как можно скорее до того как экономический спад в стране перерастет в полномасштабный кризис, который прогнозируют многие эксперты.

Ученые были ошеломлены разговорами о досрочных выборах в течение нескольких месяцев. Махфи Эгильмез, уважаемый экономический комментатор и бывший глава Казначейства, еще в январе отмечал, что Партия справедливости и развития, скорее всего, проведет выборы досрочно, указывая на успешные результаты выборов партии в периоды высокого роста, а также на январские ожидания, которые отражают оптимистичные настроения среди потребителей и производителей.

Однако в последующие месяцы прогнозы ожиданий ухудшились. Они показали, что потребители и экономические субъекты пессимистично настроены по отношению к любому повышению уровня инфляции и безработицы, не ожидают увеличения своих доходов, намерены воздерживаться от инвестиций и расходов в ближайшем будущем и практически не ожидают снижения дефицита текущего счета.

Турецкая лира обновила исторические минимумы. Некоторые аналитики увязывают динамику с российской валютой. Логика такова: рубль обвалил лиру, так как Москва является одним из основных торговых партнеров Анкары. Но так ли это?
В марте международное рейтинговое агентство Moody's еще больше понизило суверенный кредитный рейтинг Турции, который уже был в «мусорной» категории, ссылаясь на растущую неустойчивость страны и не впечатляющие темпы роста.

Между тем, глобальный финансовый климат начал препятствовать встречным ветрам в странах с развивающейся экономикой, таких как Турция, что наряду с существующими проблемами привело турецкую лиру к резкому спаду. По иронии судьбы, в тот момент, когда Институт статистики Турции выпустил данные о росте в 7,4% по состоянию на 31 марта, цена доллара достигла психологического порога в 4 лиры.

В первые 4 месяца года лира потеряла около 7,5% своей стоимости против доллара США. Для частных компаний, которые в настоящее время испытывают дефицит иностранной валюты объемом в $211 млрд, рост цен твердой валюты означает рост задолженности в турецкой лире. Между тем доля сбережений, хранящихся на валютных счетах, достигла почти 45%, поскольку осторожные турки ищут убежища в иностранной валюте, чтобы защитить свои сбережения от падения лиры.

Это возвращает нас к тому как в прошлом году был достигнут экономический рост. Расширение основывалось на чрезвычайных правительственных стимулах, на допинге, если можно так выразиться. И как часто бывает со спортсменами, которые полагаются на допинг, это привело к аномалиям, скрыть которые очень трудно.

Потребительская инфляция остается выше 10%, в то время как 12-месячный рост цен производителей оказался еще выше - около 15%. Это говорит о том, что импорт ресурсов стал более дорогим для производителей из-за резкого падения лиры. Заместитель премьер-министра Мехмет Шимшек, который контролирует сферу экономики, на прошлой неделе признал, что свободное падение лиры озадачило правительство.

Однако повышение зарплаты не соответствовало закреплению инфляции. По данным Института статистики Турции (TUIK), в прошлом году объем зарплат составил 34,5% от ВВП, по сравнению с 36,5% в 2016 году, что говорит о том, что экономика нанесла ущерб 19 млн рабочих.

Еще одним стимулом для роста были гарантированные правительством займы, но банковский сектор сейчас беспокоится о плохих кредитах и не хочет выпускать новые.

Рост цен на иностранную валюту требует принятия мер, чтобы сделать лиру более привлекательной, что вызовет повышение доходности национальной валюты. Тем не менее, попытки центробанка повысить процентные ставки столкнулись с ожесточенными возражениями президента Реджепа Тайипа Эрдогана, который долгое время стремился снизить затраты по займам.

Что касается процентных ставок, Эрдоган присоединился к компаниям, ориентированным на внутренний рынок, в первую очередь, к строителям жилья. Он надеялся сохранить рост, сосредоточившись на внутреннем рынке, чтобы безопасно дойти до выборов 2019 года.

Неадекватное повышение процентных ставок против инфляции вызвало ажиотаж с иностранной валютой среди местных и иностранных держателей денег, что еще больше повысило цены и еще больше подорвало экономические балансы. 25 апреля центробанк перешел к повышению ключевой процентной ставки, но даже повышение на 75 б. п. оказалось к тому времени неэффективно в попытке сдержать иностранную валюту.

Кроме того, рост и повышение процентных ставок в США привели к тому, что глобальные фонды начали уходить из развивающихся стран, таких как Турция, которая получает дополнительный недостаток в виде повышения премии за риск из-за участия в сирийской войне.

Репрессивное чрезвычайное положение после неудавшейся попытки госпереворота в июле 2016 года стало еще одним серьезным недостатком и вызвало раздражение в бизнес-сообществе. Турецкая Ассоциация промышленников и предпринимателей, ведущая промышленная группа страны, часто жаловалась, что чрезвычайное положение отпугивает иностранных инвесторов, однако все безуспешно.

Словом, вопреки ожиданиям правительства, рост, подкрепленный допингом, не смог повысить экономическую уверенность. Исследование ожиданий, проведенное в апреле, отражает продолжающееся снижение настроения.

Экономические проблемы Турции совпали с появлением нового игрока на политической арене, Хорошей партии во главе с Мералом Акшенером, который наряду с несколькими другими тяжеловесами отделился от Партии националистического движения (ПНД), союзника ПСР. Цель Хорошей партии, которая заключается в том, чтобы стать главной правоцентристской силой Турции и переманить избирателей из базы ПСР-ПНД, как представляется, еще больше огорчила правительство.

Лидер ПНД Девлет Бахчели первым призвал к досрочным выборам 17 апреля, отметив экономический упадок страны.

Бывший президент Абдулла Гюль, который должен был выступить в качестве совместного кандидата от оппозиции против Эрдогана в президентской гонке, выступил с аналогичным наблюдением, предупредив о «серьезных» экономических трудностях в будущем.

«Турция стоит перед лицом больших трудностей в нынешних внутренних и внешних обстоятельствах. Несмотря на необходимость сохранения мира и сплоченности, сохраняется атмосфера раскола и беспокойства. Мы должны справиться с проблемой выживания. Экономические проблемы достигли серьезных уровней», - заявил он 28 апреля.

В целом, рост, подкрепленный допингом, вызванный правительством, оказал отрицательное влияние, что вынудило Партию справедливости и развития перенести выборы на более ранний срок, прежде чем народное недовольство окажется пагубным для партии и усилит оппозицию. В преддверии выборов, Шимшек заявил, что их проведение в первоначально запланированный срок, сохранило бы «климат неопределенности», который мешал инвесторам.

Комментарий Шимшека сам по себе является признанием того, что высокие темпы роста Турции не привели к уверенности инвесторов и что управление экономикой стало более сложным.
Наверх