-0.30%
63.71
+0.27%
64.0827
+0.08%
70.6195
-0.19%
1.1020
+1.20%
1516.60

План Китая "Один пояс – один путь" — экологическая ловушка

19 августа, 17:40
74
Китай финансирует и строит за рубежом электростанции, работающие на угле. Большинство из них применяют низкоэффективные технологии производства угля, в результате чего образуется самый высокий уровень выбросов в мире.

На первом форуме, посвященном проекту "Один пояс – один путь", в мае 2017 г. президент Китая Си Цзиньпин отмечал, что он преследует идеи "зеленого" развития. С такими же обещаниями Си выступал на форуме этого года в апреле. Однако Китай давно является крупнейшим в мире экспортером оборудования для электростанций, работающих на угле. В период первого форума китайские компании построили около 140 угольных электростанций за рубежом, в том числе в Египте и Пакистане, которые ранее почти не сжигали уголь. При таких темпах китайские разработчики угольных электростанций стимулируют инвестиции в энергетику. В итоге будет невозможно снизить глобальное потепление до безопасного уровня, отмечают авторы блога Nation Interest. Многие направления энергетических проектов Пекина на самом деле усугубляют загрязнение. Почти 40% расходов "Китайского банка развития" и "Эксим-банка Китая" по выработке электроэнергии пошли на уголь. Китайские политические банки, работающие на угольном топливе, напрямую ответственны за то, что происходило в период между 2013 г., когда был объявлено о реализации проекта "Один пояс – один путь", и 2018 г., когда появилась возможность генерировать достаточный объем электроэнергии, чтобы обеспечивать ею Норвегию или Польшу.

Экономический пояс Шелкового пути
Этот рост сжигания угля будет сопровождаться резким увеличением выбросов. По консервативным оценкам, потоки финансирования, направленные на проекты развития Китая в период с 2013 по 2018 гг., привели к такому уровню выбросов, который равен показателям Нидерландов. В целом проекты, поддерживаемые китайскими банками развития, будут больше производить энергии на угле по всему миру, чем вырабатывать чистую энергию. Если бы не государственная поддержка, деятельность китайских поставщиков энергии, работающей на угле, была бы не столь успешной, а уровень глобальных выбросов снизился бы.

С 2013 г. "Китайский банк развития" и "Эксим-банк Китая" финансировали строительство электростанций в 38 странах, почти половина из которых работает на ископаемом топливе.

Большинство финансируемых Китаем электростанций, работающих на угле, построенных за рубежом, задействуют низкоэффективные технологии производства угля. В трети стран проекты, финансируемые китайскими банками развития, увеличивают интенсивность выбросов на национальном уровне. Иностранная помощь Китая повышает выбросы энергетических секторов этих стран.

Еще хуже обстоят дела в странах, на которых Китай сосредоточил свои усилия. В Пакистане, где Пекин сосредоточил огромные объемы расходов проекта "Один пояс – один путь", которые идут через Китайско-пакистанский экономический коридор, он профинансировал такой объем использования угля, что его инвестиции в электроэнергию привели к тому, что выбросы выросли вдвое по сравнению с выбросами самого Пакистана в 2012 г. Словом, по мере того как Китай расширяет финансирование в энергетическом секторе, становится все труднее снизить выбросы.

Пекин не финансировал проекты, связанные с ископаемым топливом, более чем в половине из 38 стран. Но китайские проекты, не связанные с ископаемым топливом, являются разовыми инвестициями в течение 6 лет. Почти все эти проекты связаны не с ветряными или солнечными электростанциями, а с гидроэлектростанциями, которые наносят ущерб окружающей среде. Работа гидроэлектростанций в Китае может принести гибель миллионам фермеров и рыбаков.

США не должны позволять Китаю претендовать на лидерство в области окружающей среды и экологически чистой энергии. Проект BRI открыл новую эру глобальной конкуренции между США и Китаем, когда китайское финансирование проектов в области развития и инфраструктуры принесет Пекину экономические и стратегические выгоды за счет Америки. Если взять Юго-Восточную Азию, Камбоджа, Индонезия, Лаос и Вьетнам получают финансирование Китая для проектов по выработке электроэнергии. Этот регион – родина Малаккского пролива, второго по величине пункта торговли нефтью после Ормуза, нескольких военных объектов США и самого быстрорастущего экономического рынка в мире.

Сейчас Пекин реализует экологически и социально вредные инфраструктурные проекты, что ослабляет военное присутствие Америки в Индо-Тихоокеанском регионе и дает ему конкурентное преимущество перед США на важном развивающемся рынке. На другой стороне Азии проекты выработки электроэнергии при помощи угля, поддерживаемые Пекином, помогают Коммунистической партии Китая усилить оборонное сотрудничество с Исламабадом, усугубляя загрязнение воздуха, которое ежегодно приводит к десяткам тысяч преждевременных смертей.

Госдепартамент должен обратить внимание на эти экологические и социальные потери и сравнительные преимущества энергетических проектов США в рамках инициатив Индо-Тихоокеанской стратегии, которая направлена на расширение энергетических рынков региона при минимальном воздействии на окружающую среду. Если США сообщат об экологических и социальных потерях при китайском финансировании проектов развития, репутация Пекина пострадает на фоне растущей глобальной реакции на проект "Один пояс – один путь".

Кроме того, США стоит укреплять постоянные партнерские отношения с Австралией, Индией и Японией, сильнейшими союзниками Америки в Индо-Тихоокеанском регионе, чтобы интернационализировать новые стандарты "инфраструктуры качества". Даже с созданием новой Международной корпорации финансирования развития (DFC) США не могут конкурировать с BRI. Эта стратегия распределения бремени объединит и скоординирует фонды, конкурирующие с Пекином.

США будет трудно отрезать страны от финансирования Китая и Китай от финансирования низкокачественных проектов угольной генерации. Китай поддерживает использование угля за границей и отказывается использовать эти проекты у себя внутри страны. Он лично заинтересован в этом.

Экспорт угольного оборудования позволяет Пекину решить проблему избыточных промышленных мощностей. Пекин должен удерживать на плаву прежних производителей угля, потому что китайская угольная промышленность и сталелитейная промышленность, зависимые от угля, обеспечивают примерно 12 млн рабочих мест в Китае. США должны учитывать важную роль, которую внутренние проблемы играют в планах Пекина по планам помощи, а также разрабатывать стратегии, способствующие их смягчению. Министерство энергетики могло бы содействовать реализации проектов по переводу угольных и сталелитейных компаний в США и Китае в сферу экологически чистой энергии, например на производство и установку солнечных батарей и ветряных турбин.

Убеждая Пекин Несмотря на неоднократные заявления о "зеленом" развитии, президент Си, по сути, признал, что первая фаза проекта BRI обернулась экологическим провалом. После второго форума по проекту "Один пояс – один путь" Министерство иностранных дел Китая опубликовало список результатов, включающих множество усилий, направленных на повышение экологичности BRI. США могут провести проверку и сообщить, добился ли Китай прогресса в достижении этих целей. Если США не оспорят позиции Китая, Пекин продолжит извлекать выгоду из своего лидерства, неся при этом сравнительно невысокие затраты.

Финансирование проектов развития Китая оказывает еще более вредное воздействие, чем может показаться на первый взгляд, учитывая низкое качество китайских угольных технологий. Большая прозрачность позволила бы США заставить Китай реализовывать проект "Один пояс – один путь" с меньшими экологическими и социальными потерями. Если США подтолкнут Китай к этому, он станет ответственнее подходить к реализации проектов развития. Глобальное процветание вырастет, выбросы замедлятся, а способность Пекина распределять иностранную помощь за счет Америки уменьшится.
Наверх