+0.45%
71.53
-0.02%
63.9366
+0.11%
71.8897
+0.12%
1.1244
+0.13%
1275.63

Почему французский протест распространился по ЕС?

25 января, 23:10
136
Когда стало известно о первых акциях протеста на улицах Парижа 9 недель назад, никто не мог предугадать упорство, с которым будет развиваться движение "Желтых жилетов".

Французам привычно бастовать и протестовать. Это часть их культуры. Однако движение "Желтых жилетов" перекинулось на множество других европейских городов, где также начали вспыхивать акции протеста, марши и демонстрации.

Есть ряд очень важных элементов, которые отличают протесты "Желтых жилетов" от прошлых протестов. В отличие от предыдущих демонстраций эта акция не была организована профсоюзами или каким-либо определяемым политическим органом. Протестующие не объединены вокруг какого-либо одного политического движения или одной идеологии.

Из интервью и публичных заявлений лиц, принимавших участие в демонстрациях, может показаться, что любые организованные элементы или члены крайне левых или крайне правых составляли меньшинство среди протестующих. И хотя эти немногие участвовали в ожесточенных стычках с полицией, подавляющее большинство акций "Желтых жилетов" были мирными, они не были связаны с каким-либо конкретным политическим направлением.

Французский президент Эммануэль Макрон пошел в народ. Во вторник он отправился на север страны в город с населением в 3,5 тыс. человек, чтобы открыть национальные дебаты после многонедельных протестов "Желтых жилетов".
Движение росло, и чем шире оно становилось, тем больше политических деятелей пытались привлечь его на свою сторону. Ле Пен из "Национального фронта", бескомпромиссный политик левого толка Меланшон, крайне левые фракции и различные профсоюзные лидеры - все пытались водрузить свой флаг на движение "Желтых жилетов". Все безуспешно. Это движение аполитично. В целом оно настроено враждебно по отношению к политическому классу.

Интересна и эволюция претензий протестующих. То, что начиналось как протест против нового налога на топливо, набрало обороты и в конечном итоге превратилось в протесты против самой экономической ситуации, стоимости жизни и положения истеблишмента. Эти основные проблемы не уникальны для Франции.

Несмотря на то что протесты потом прошли во многих европейских странах, наиболее масштабные акции были в Бельгии, Венгрии, Нидерландах и Испании. Причины и цели большинства этих протестов не были согласованы с французами, так как у граждан разных стран были накоплены обиды разного рода. В Бельгии основное внимание уделялось иммиграции, а в Испании - независимости Каталонии. Если не считать протестов в Венгрии, остальные жалобы демонстрантов носили в основном экономический характер, кроме того, протестующие выступали против политического класса, считая, что его представители полностью оторваны от реальности.

Снижение покупательской способности, постоянно растущее налогообложение, ограничение бизнеса и свободных рынков за счет регулирования и манипуляций - вот те проблемы, с которыми большинство сталкивается на Западе. Добавить сюда всплеск иммиграции последних лет и пренебрежение политических лидеров – и становится понятно, почему недовольство достигло нынешней точки кипения. Во время демонстраций французы скандировали "Отрубить голову королю!", и, похоже, их чувства разделяют протестующие по всей Европе. Только во Франции более 4500 человек были арестованы по обвинению в связи с движением "Желтых жилетов" на фоне явного уничтожения таких понятий, как свобода, равенство и братство. Все это проявляется в снижении качества жизни всех граждан, однако больше всего это чувствуют на себе рабочий и средний классы. Именно эти граждане вышли со своими обидами на улицы.

И сейчас особую проблему представляет то, как истеблишмент поведет себя в отношении этих жалоб и акций протеста. Президент Макрон, который капитулировал первым перед требованиями "Желтых жилетов", решил отменить повышение налога на топливо, провести повышение минимальной заработной платы и снижение налогов для большинства пенсионеров. Эти меры окажут давление на и без того напряженный бюджет. Поэтому краткосрочное финансовое облегчение, которое получили протестующие, будет омрачено долгосрочными последствиями чрезмерных расходов их правительства. Чего ждать впереди

В целом резкое недовольство общественности, особенно в Европе, становится все более очевидным, и его трудно игнорировать. Тем не менее недальновидные требования и капитуляции властей практически никак не влияют на решение реальных проблем, которые и вынудили людей выйти на улицы. Отказ "Желтых жилетов" во Франции прекратить протесты даже после уступок президента Макрона говорит о том, что их опасения гораздо глубже и скрыть их непросто. До сих пор движение "Желтых жилетов" проявило, с одной стороны, большой потенциал к переменам, с другой стороны, тревожные признаки склонности к коллективизму. А это может привести к тому, что одна централизованная и нелиберальная система будет заменена обновленной версией той же идеи и системы.

Это еще ярче видно на примере совершенно иного характера венгерских протестов. Если французы, голландцы, бельгийцы, испанцы и остальные протестующие выступали против чрезмерного государственного влияния и дополнительного давления на личную и финансовую свободу, которое проводится в форме чрезмерного налогообложения, непопулярной иммиграционной политики, то венгры выступали против "рабского закона". Фактически он выступали против действий правительства, направленных на отмену нормативных актов советской эпохи и либерализации рынка труда.

Отменяя законы, которые до сих пор ограничивали количество сверхурочных, реформы фактически открывают дорогу более здоровой, конкурентоспособной рабочей силе, когда государство уходит в сторону, а каждый человек волен свободно работать и зарабатывать больше, если это нужно. Таким образом, оппозиция и ее протесты против этого шага – очень тревожный признак истинного характера мотивов протестующих, беспокойство, которое является не уникальным для Венгрии.

На этом фоне социальных волнений важно помнить, что одних протестов недостаточно, чтобы что-то решить. Без жизнеспособного решения, разумных встречных предложений, открытого диалога по основным проблемам невозможно достичь прогресса.

В 2019 г. будет отмечено дополнительное давление и вызовы для экономики с прогнозируемым замедлением и повышением процентных ставок, при этом недовольство будет только распространяться. То, каким образом удастся справиться с этим недовольством, будет ли оно продуктивно или деструктивно, определит в долгосрочной перспективе вопросы в социальном, политическом и экономическом плане. Тем не менее в краткосрочной и среднесрочной перспективах надежды на серьезные структурные реформы, способные увести общественность от очередного долгового кризиса, кажутся слишком оптимистичными и даже наивными.
Наверх