-1.58%
58.41
-0.35%
64.0107
-0.01%
69.4391
-0.01%
1.0848
-0.01%
1643.89

После выхода из ЕС Великобритания возьмет курс на Азию

25 января, 03:20
54
Когда Великобритания выйдет из ЕС в конце этого месяца, она сможет наметить свой независимый курс по иностранным делам и выполнить многолетние обещания создать действительно «глобальную Великобританию».

Это может привести к исторической переориентации ее внешнеполитических интересов с Ближнего Востока и Африки на Индо-Тихоокеанский регион, один из трех «основных центров глобальной экономики и политического влияния», после Северной Америки и Европы, согласно последнему National Security Capability Review, опубликованному в марте 2018 года.

Сейчас в Индо-Тихоокеанском регионе расположены большинство крупнейших и быстрорастущих экономик мира, а также центр геополитической конкуренции между США и Китаем, которая вряд ли скоро ослабнет. Где и как переориентированная Великобритания впишется в Индо-Тихоокеанский регион, непонятно. Австралия и Япония — 2 ближайших союзника Великобритании в сфере безопасности. Лондон, очевидно, стремится поднять свой авторитет среди восходящих стран Юго-Восточной Азии, некоторые из которых являются бывшими британскими колониями.

Великобритания объявила о своей новой миссии в АСЕАН в Джакарте 15 января и надеется стать независимой стороной диалога для блока из 10 членов, когда покинет ЕС.

Не будучи ограниченным ЕС, Лондон может заключить собственные торговые соглашения на своих условиях со странами Индо-Тихоокеанского региона и определить независимую внешнюю политику, не ограниченную другими 27 членами ЕС.

В то же время, независимая Великобритания будет отчаянно нуждаться в новых торговых сделках, ради которых Лондону придется пожертвовать некоторыми своими внешнеполитическими целями и ценностями. Премьер-министр Великобритании Борис Джонсон одержал убедительную победу на всеобщих выборах в декабре. Его большинство в парламенте должно оказать ему политическую поддержку, что позволит изменить внешнюю политику страны.

Его главный специальный советник Доминик Каммингс пообещал стать во главе грандиозной перестройки министерства обороны, а правительство, возглавляемое Консервативной партией, объявило в декабре, что будет наблюдать за крупнейшим Обзором оборонной политики Великобритании с 1989 года.

«Сама природа будущей роли Великобритании как международного лидера, вероятно, будет определена в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Это произойдет в результате выбора страны того, как взаимодействовать с ее сложным ландшафтом безопасности. Поскольку регион занимает видное место в международных делах, Великобритания стоит перед трудным выбором. Ей нужно решить, намерена ли она активно формировать ландшафт региональной безопасности или просто поддержит управление его перестройкой», - отмечает Алессио Паталано, специалист по безопасности в Королевском колледже Лондона.

В Уайтхолле явно сохраняется интерес к индо-тихоокеанской концепции. В вышеупомянутом National Security Capability Review отмечалось, что «Азиатско-Тихоокеанский регион, вероятно, приобретет для нас важность в предстоящие годы». Также подчеркивалось, что следует уделять больше внимания Японии, с которой Великобритания подписала Совместную декларацию о сотрудничестве в области безопасности в 2017 году.

В документе о мобилизации, модернизации и трансформации обороны, опубликованном в декабре 2018 года министерством обороны, говорится, что «Тихоокеанский регион становится все более важным для Великобритании на фоне растущих торговых связей и проблем региональной безопасности, у которых могут быть последствия на мировом уровне».

Интерес к новой стратегии «Индо-Тихоокеанский регион» настолько велик, что в июне прошлого года Избранным комитетом по обороне было проведено исследование «Оборона Великобритании и Дальний Восток». Паталано посоветовал Лондону официально изменить свою терминологию с устаревшего «Дальнего Востока» на более новый «Индо-Тихоокеанский регион», как это сделали США с 2017 года.

Такое смещение фокуса не ново. Великобритания по-прежнему поддерживает гарнизон войск Гуркха в Брунее и логистическую станцию ​​в Сингапуре, в прошлом году велись разговоры о строительстве новой базы в Азии. Она является членом разведывательной организации «Пять глаз», частью Оборонного соглашения пяти держав с Австралией, Новой Зеландией, Малайзией и Сингапуром.

Это «единственное официальное многостороннее оборонное соглашение в регионе… и краеугольный камень нашего партнерства в области безопасности в Юго-Восточной Азии», говорится в заявлении министерства обороны прошлого года.

Действительно, британские силы находятся в штаб-квартире FPDA в Малайзии и регулярно проводят учения с малазийскими и сингапурскими войсками.

На фоне такого присутствия Великобритания не стеснялась показать свои силы.

В 2018 году она впервые за 5 лет развернула военные корабли в регионе, когда десантно-вертолетный корабль HMS Albion принял участие в операции по свободному плаванию вблизи спорных Парасельских островов в Южно-Китайском море. Этот маневр Пекин назвал «провокацией».

Но налаживание торговых связей будет так же важно, как и наращивание военных сил. По данным Великобритании, на азиатские государства уже приходится примерно пятая часть ежегодного товарооборота Великобритании.

Почти половина японских инвестиций в Европу поступает в Великобританию, а Великобритания — основное экспортное направление для многих небольших индийско-тихоокеанских государств, которые стремятся не замечать спада торговли после Brexit.

Но переговоры по новым соглашениям о свободной торговле будут нелегкими. И предположения о том, что Великобритания может просто «скопировать и вставить» существующие сделки, заключенные ЕС с другими странами, такими как с Японией, в лучшем случае оптимистичны.

Перенос стратегического акцента Великобритании на Азию за счет других частей света будет не из легких и недешевым шагом. Вероятно, он встретит некоторую реакцию в Уайтхолле.

Для более активной стратегии в Индо-Тихоокеанском регионе может потребоваться новая военная база в этом районе, возможно, в Австралии, которая заинтересована в этой идее. В прошлом году глава оборонного ведомства Австралии предложил, чтобы Великобритания «более активно участвовала в военных действиях» в регионе.

В прошлом месяце Ник Картер, глава британских вооруженных сил, заявил, что правительство должно быть смелым, «поскольку мы вернулись в эпоху конкуренции великих держав, даже постоянных конфликтов».

Министр обороны Бен Уоллес пообещал встать во главе серьезного оборонного обзора, чтобы «пересмотреть место страны в мире, охватывая все аспекты международной политики от обороны до дипломатии и развитие». Пока неизвестно, передаст ли Джонсон министерство международного развития под управление министерства иностранных дел.

Некоторые эксперты предупреждают, что, объединив два министерства, успешная программа помощи Великобритании станет еще одним аспектом ее внешней политики.

Тем не менее, Джонсон говорит, что любые изменения не повлияют на стремление Лондона потратить 0,7% ВВП на зарубежную помощь.

Но переориентировать британскую внешнюю политику на Индо-Тихоокеанский регион будет непросто. Любая новая стратегия в Индо-Тихоокеанском регионе будет связана с проблемой растущего Китая — одной из серьезных причин, по которым США переориентировали свой интерес к региону с 2012 года.

Много лет Лондон говорил о необходимости соблюдать международное право в Индо-Тихоокеанском регионе, что является недвусмысленным намеком на экспансионистскую оккупацию Китаем частей Южно-Китайского моря.

Поскольку Индо-Тихоокеанский регион медленно, но верно разделяется на 2 конкурирующие сферы влияния между США и Китаем, третий вариант Великобритании может быть желательным для более мелких государств региона.

Многое будет зависеть от того, вступит ли Великобритания или оттолкнет Китай.

Великобритания — один из крупнейших получателей китайских инвестиций в Европе, однако, по данным Великобритании, на долю Китая приходится только 3,5% британского экспорта. Лондон будет стремиться продвигать соглашение о свободной торговле (FTA) с Китаем.

Но Китай, как правило, подписывает соглашения о свободной торговле только со странами, у которых есть продукты, которые он должен импортировать. Великобритания не сможет предложить большое количество таких товаров, поэтому Пекин не будет торопиться заключить сделки, отметила на этой неделе директор University of Oxford China Centre Рана Миттер.

Более того, Лондон отчаянно пытается подписать соглашение о свободной торговле с США, но Вашингтон может потребовать, чтобы в нем была «ядовитая пилюля», как, например, в новом торговом соглашении между США, Канадой и Мексикой, что позволит США выйти, если Великобритания заключил торговую сделку с Китаем.

Вашингтон требует, чтобы Великобритания отказалась от любых контрактов с китайской телекоммуникационной фирмой Huawei из-за опасений шпионажа, требование, которое правительство Джонсона до сих пор пыталось обойти.
Наверх