+0.17%
59.50
-0.62%
66.4999
-0.45%
73.7996
+0.18%
1.1098
+0.64%
1505.56

Правящая партия Турции на грани раскола

20 июля, 03:10
72
Правящая Партия справедливости и развития Турции проиграла выборы, потеряв контроль над Стамбулом и Анкарой, крупнейшими городами Турции. А дезертирство высокопоставленных лидеров партии может еще больше навредить президенту Реджепу Тайипу Эрдогану

В апреле бывший премьер-министр и лидер партии Ахмет Давутоглу опубликовал в Facebook заявление, в котором он говорит о том, что разорвал связи с Партией справедливости и развития и собирается создать новую партию. В начале июля Али Бабаджан, бывший вице-премьер Турции, также вышел из ПСР и также объявил, что сформирует конкурирующую партию. Бабаджан имеет влияние в бизнес-сообществе страны. Его поддерживают бывший президент Турции Абдулла Гюль и ряд влиятельных людей в государстве. Наблюдатели утверждают, что стоит готовиться к тому, что в ближайшее время партию покинет еще ряд фигур.

Возможно, самая страшная угроза, с которой сталкиваются автократы, исходит не от общественности, а от их союзников из кругов элиты. Как только эти союзники дезертируют, режим лишится всех необходимых ресурсов. Перебежчики высокого уровня зачастую сплачивают общественность против режима. Если они займут высокие должности, они сделают все, что избиратели отвернулись от правящей партии.

Все говорит о том, что режим теряет хватку, а это может ободрить конкурентов. За последние 20 лет именно дезертирство элиты способствовало тому, что автократия по всему миру теряла позиции, в таких местах, как Малайзия, Кения, Нигерия, Украина, Сербия и Грузия.

Разумеется, эти дезертирства не укрепляют влияние Эрдогана. Скорее, наоборот. Бабаджан, царь экономики, стоял во главе экономического бума в период 2009-2015 годов, заработав репутацию эффективного менеджера. Если верить недавнему опросу, его новая партия наберет 17% голосов, большая часть которых поступит от сторонников ПСР.

Бывший премьер-министр Давутоглу ─ опытный политик, который считает себя жизнеспособной альтернативой Эрдогану. В последнее время он ориентируется на поддержку религиозно консервативных избирателей, составляющих основу ПСР.

И если учитывать потери партии в Стамбуле и Анкаре, эти расколы создают впечатление, что Партия справедливости и развития крайне уязвима.

Почему сейчас? В чем причина подобных дезертирств? Конечно, в политике немалое значение имеют разногласия по личным и политическим мотивам. Тем не менее, далеко не всегда они приводят к масштабным дезертирствам. А после недавних исследований стали очевидны условия, при которых подобные перебежки более вероятны.

1. Экономический спад повышает вероятность дезертирства. Ослабление экономики всегда является поводом критиковать режим и повышает вероятность того, что перебежчики найдут поддержку вне партии. Давутоглу и Бабаджан, критикуя ПСР, об экономическом спаде говорили напрямую.

2. Когда режим теряет поддержку избирателей, элиты дезертируют. Поэтому, неслучайно эти дезертирства начались после потерь ПСР в Стамбуле и Анкаре.

3. «Персонализм», термин, который политологи используют для описания неограниченного правления одного лидера, также может вызвать дезертирство. Автократы сохраняют лояльность подчиненных, делясь с ними добычей.

Амбициозные представители элиты предпочитают, чтобы эти трофеи раздавались в довольно предсказуемой манере, в рамках определенных правил. Когда диктаторы произвольно распределяют трофеи среди близких, членов семьи или совершенно посторонних людей, истеблишмент испытывает недовольство. Ученые утверждают, что институционализированные партийные режимы, такие как Китай, например, гораздо реже страдают от раскола элиты. Дезертирство более вероятно в персоналистических режимах.

Яркий пример – Турция. В последние годы настроение сторонников ПСР ухудшилось, поскольку Эрдоган усилил личный контроль над партией. Год назад Эрдоган воспользовался президентскими полномочиями, чтобы назначить своего 40-летнего зятя царем экономики. При этом, он обошел ряд высокопоставленных кандидатов. В июне Давутоглу раскритиковал Эрдогана за это: «ПСР ─ это не партия одного человека, одной семьи или одной группы. Государственное устройство и семейные связи стоит четко разграничивать».

Политологам трудно предугадать, кто именно уйдет. Однако определенные закономерности проследить можно. Представителям элиты, связанным с частным бизнесом, легче сделать это. Если элиты обладают независимыми от государства финансовыми ресурсами, больше шансов, что они отойдут от режима. Это объясняет, почему Бабаджан бежит с корабля. У Бабаджана, бывшего текстильного магната, есть тесные связи с бизнес-сообществом, он может получить финансовую поддержку от консервативных лидеров бизнеса, которые традиционно поддерживают ПСР.

Бегство элиты опасно для режима, в котором все тесно связаны друг с другом. Одно отступление какой-либо весомой фигуры, как снежный ком, влечет за собой отступления и многих других. Бегства ускорятся, если они будут подкреплены экономическим спадом, скандалами и поражениями среди избирателей. ПСР пока не встала на этот путь полностью, но это вполне может произойти в ближайшее время, если экономика Турции впадет в очередную рецессию в этом году.
Наверх