-1.23%
61.05
+0.00%
66.3416
-0.14%
75.2855
-0.14%
1.1348
+0.18%
1226.03

Путин и Лукашенко обсудили цены на газ в рамках Евразийского экономического союза

6 декабря, 22:02
38
Фото: Пресс-служба Президента РФ
Президенты России и Белоруссии обменялись мнениями о разнице в ценах на природных газ для России, Белоруссии и Германии.

В ходе выступления в Санкт-Петербурге на заседании Высшего Евразийского экономического совета в узком составе Александр Лукашенко заявил о том, внутренние российские цены на добываемый в России природный газ значительно ниже, чем для Белоруссии, и заявил о трудностях конкуренции с Россией, из-за того что для Белоруссии цены на газ выше, чем в областях России.

Владимир Путин напомнил белорусскому лидеру о разнице в ценах для стран внутри ЕАЭС и за ее пределами. В ответ Алекандр Лукашенко заявил о том, что "наш главный партнер, к сожалению моему или к счастью, не ФРГ, а Российская Федерация". При этом, по словам Лукашенко, "наши основные не только партнеры, но и конкуренты – это россияне".

Президент России подчеркнул, что для других цен нужен "нужно время и другой уровень интеграции между нашими странами", еще раз отметив, что рыночные цены для Белоруссии могли бы составить $200 за кубометр газа. Трансляцию заседания в Санкт-Петербурге проводил телеканал "Россия 24".

А. Лукашенко: Действующий порядок ценообразования на поставляемый в Беларуссию природный газ: тариф, применяемый "Газпромом" для белорусской стороны на транспортировку газа из Ямало-Ненецкого автономного округа до нашей границы, составляет почти 3 доллара за одну тысячу кубометров на 100 километров, в то время как внутрироссийский тариф – порядка одного доллара, в три раза меньше. С учетом этих обстоятельств нашей стране газ на границе со Смоленской областью обходится почти в 130 долларов за тысячу кубов, а установленная оптовая цена для потребителей той же Смоленской области субъектов хозяйствования – 70 долларов, почти в два раза ниже. Простой вопрос: как конкурировать в этой ситуации?

В. Путин: Спасибо большое, уважаемый Александр Григорьевич! Я думаю, что когда пресса покинет зал, мы подискутируем. Не могу не сделать одну реплику по поводу тарифов на газ.

У нас выработан план движения к 2025 году, когда мы должны согласовать единые рынки нефти, нефтепродуктов и газа. Что касается сегодняшней ситуации, то она заключается в том, что важен не тариф, а важна конечная цена газа, в которую включается этот тариф. Но обращаю ваше внимание на то, что сегодня у Белоруссии $129 за 1000 куб. м, в следующем году будет $127, а в ФРГ – $250. Это, безусловно, большое преимущество для наших союзников по ЕврАзЭс. Хотя, конечно, мы должны стремиться к полной унификации, но для этого нужно время и другой уровень интеграции между нашими странами. Но этом предмет для разговоров, переговоров, мы к этому процессу готовы.

А. Лукашенко: Вы правы, Владимир Владимирович. Но главный наш партнер, к сожалению моему или к счастью, не ФРГ, а Российская Федерация. И наши основные не только партнеры, но и конкуренты и прочее – это россияне. Если мы производим в Белоруссии трактор "БелАЗ", "МАЗ" и так далее, все говорят – вот белорусская продукция. Чтобы вы знали, в этой белорусской продукции, вы это знаете, мы с вами обсуждали, и в деревне у меня обсуждали этот вопрос, 60-70% комплектующих Российской Федерации, поэтому главный наш партнер не ФРГ, а Российская Федерация.

И нам надо, чтобы были равные условия прежде всего у нашей братской России и Белоруссии. И нам надо, чтобы были равные условия прежде всего у нашей братской России и Белоруссии. Вот в чем вопрос. И вы правильно сказали – мы определились до 2025 г. выйти на этот уровень. Но ключевое слово в данный момент – чтобы мы шли к этому, а не остановились. Мы понимаем, что за год этого не решить.

В. Путин: Так и будет, мы же об этом договорились – создать документы, которые, по сути, являются планом нашего движения к этой цели, дорожной картой. Но я обращаю внимание на то, что сегодня уже наши партнеры имеют достаточное преимущество. Я упомянул ФРГ не просто так. И у Белоруссии и не должно быть $250 за тыс. кубов. Но если бы Белоруссия не имела преимуществ, связанных с интеграцией, а формировали бы цену на рыночных принципах, это было бы не $129 и не $127, а $200. Вот в чем разница.

А. Лукашенко: Владимир Владимирович, это неправильные у вас расчеты. Мы имеем худшие условия, чем Германия, я уже об этом не единожды говорил. Вроде воевали против Германии вместе, а наши люди, еще не умершие после войны, имеют такую ситуацию. Они имеют $200, а мы, допустим, $130, потому что туда еще 3 тысячи км качать надо. Вот почему.

В. Путин: Но если бы была рыночная цена для Белоруссии, то не было бы $129 и не $127, цена была бы под $200. Давайте мы подискутируем потом в закрытом режиме.

А. Лукашенко: Хорошо.

В. Путин: Спасибо большое.
Наверх