-0.77%
58.19
+0.72%
66.0725
+0.05%
73.6503
+0.05%
1.1147
+1.20%
1545.08

Санкции Трампа заставят Иран сдаться?

12 августа, 20:20
51
На этой неделе по просьбе администрации Трампа совет управляющих МАГАТЭ провел обсуждение ядерной деятельности Ирана, хотя совет МАГАТЭ - это не форум для обсуждения того, как соблюдается ядерная сделка Ирана.

Эта роль отводится совместной комиссии, созданной JCPOA, но США уже не состоят в этом органе, с тех пор как вышли из ядерной сделки. Правление МАГАТЭ стало бы подходящим форумом для обсуждения любых проблем, касающихся Ирана, который выполняет свои обязательства перед МАГАТЭ по ядерным гарантиям. Но таких проблем нет. Напротив, есть все признаки того, что Иран полностью выполняет свои обязательства в том, что касается международных инспекций и мониторинга программы.

Администрация обратилась в совет МАГАТЭ, потому что она хочет, чтобы было видно, что она предпринимает какие-либо шаги в отношении иранской ядерной проблемы, которую администрация и подняла. И у нее нет более удачных идей о том, как это сделать. Она пытается избавиться от проблемы, которую сама же и создала. Хотя все, что нужно, – это признать, что необходимо изменить изначальные действия, которые и заставили создать эту проблему. И то, что произошло в результате так называемого ядерного кризиса с Ираном, целиком и полностью является результатом выхода США из ядерной сделки. До этого Иран полностью соблюдал строгие ограничения по его ядерной программе, отмечают инспекторы МАГАТЭ.

В одном из недавних сообщений в "Твиттере" президента Дональда Трампа об Иране в день встречи МАГАТЭ говорилось: "Санкции скоро будут существенно ужесточены!". Также в нем содержался ряд ложных сведений о ядерной сделке: Иран "тайно" обогащает уран, срок соглашения на $150 млрд истекает в ближайшие годы и так далее. Все, что могут сделать сейчас ответственные наблюдатели и организации – терпеливо указать на ложь и вновь сообщить правдивую информацию о договоре.

На прошлой неделе пресс-секретарь Белого дома выступил с заявлением: "Мы должны восстановить прежний стандарт нераспространения ядерного оружия для Ирана". Но такого стандарта нет. Жесткие ограничения, которые ядерная сделка наложила на обогащение урана Ираном, уникальны для этого соглашения и для Ирана. Они даже более строгие, чем любой международный стандарт. Но это не самое абсурдное предложение в заявлении Белого дома. Там была и такая фраза: "Нет никаких сомнений в том, что еще до заключения сделки Иран нарушал ее условия".

Если здесь и есть какая-то стратегия, то, очевидно, она заключается в том, чтобы повторять какую-то глупость так часто, чтобы люди в нее поверили и забыли, что именно США, а не Иран нарушили ядерную сделку. А, как известно, в самом соглашении в п. 26 и п. 36 напрямую указывается, что если одна из сторон неспособна выполнить согласованные условия, это является достаточным основанием для того, чтобы другие стороны считали себя освобожденными от своих обязательств по соглашению.

В последних заявлениях администрации Трампа говорится о том, что Иран превышает некоторые пределы ядерной сделки, что подчеркивает то, насколько необходимы и важны эти положения. Это так, если говорить о всеобъемлющем и навязчивом мониторинге со стороны МАГАТЭ, который может быть единственной наиболее ценной особенностью соглашения и который является положением, которое не отменить. Из-за этого механизма мониторинга никто не должен был верить информации иранцев о том, как они обогащают уран. Международные инспекторы подтвердили это в течение дня. Конечно, с точки зрения администрации, которая приложила все усилия, чтобы раскритиковать ядерную сделку и ее условия, это был очень противоречивый шаг ─ беспокоиться из-за того, что Иран больше не соблюдает ее условия.

Есть признаки того, что небольшое, постепенное, публично объявленное и обратимое превышение пределов обогащения урана в Иране – это своего рода противодействие, направленное на восстановление полного выполнения условий ядерной сделки. Нет признаков того, чтобы Иран изменил свое стратегическое решение добиваться участия в сообществе наций в качестве несанкционированного государства, не обладающего ядерным оружием. В любом случае благодаря условиям ядерной сделки недавнее превышение пределов обогащения не должно вызывать тревогу по поводу иранского ядерного оружия. Ирану еще далеко до того, чтобы создать такое оружие.

Превышение предела в 300 кг низкообогащенного урана – это ничто по сравнению с гораздо большим запасом, который был у Ирана, когда только велись переговоры о ядерной сделке, от 98% которых Иран должен был избавиться, чтобы ему отменили часть санкций. И это был только один из нескольких важных шагов, которые Иран должен был предпринять в рамках соглашения, чтобы закрыть все возможные пути к созданию ядерного оружия.

Трамп еще может справиться с беспорядком, который сам же и создал, если признает, что единственным выходом является соглашение, похожее на ядерную сделку. В противном случае не стоит ждать ничего хорошего от позиции администрации, стремящейся уничтожить то, что делал предшественник Трампа, заключая субподрядные соглашения ближневосточной политики администрации с региональными конкурентами Ирана, у которых есть причины постоянно подвергать его остракизму, и навязчивая идея об Иране, явно не соответствующая стандартам, которые администрация применяет к другим проблемам внешней политики.
Наверх