-0.42%
64.60
+0.07%
63.6660
+0.15%
70.4773
+0.09%
1.1070
+0.08%
1461.80

Сможет ли Трамп заключить «сделку века» с Тегераном?

5 сентября, 21:10
99
Вашингтон должен понимать, какие позитивные последствия его ждут, если он наладит дипломатические отношения с Ираном.

13 августа верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи встретился с представителями хуситов в Тегеране, что стало признаком укрепления связей между Ираном и хуситами. С момента начала гражданской войны в Йемене в 2015 году Иран держал их на расстоянии вытянутой руки. Однако недавние разногласия внутри саудовской коалиции и успех хуситов в Йемене изменили ситуацию.

Йемен - не единственное нестабильное государство в регионе, где у иранцев есть значительное влияние. От Бейрута до Кабула Иран сумел стать весомым игроком. Вот почему сейчас как никогда важно, чтобы США перестали враждовать с Ираном и наладили дипломатические отношения высокого уровня, чтобы стабилизировать регион и чтобы США могли навсегда покончить с этой войной. Ядерная сделка и необходимость снижения напряженности в Персидском заливе должны стать только началом процесса, а не целью.

В конце концов, региональная роль Ирана крайне важна для того, чтобы США вышли из региона и обратили внимание на более важные дела мирового уровня, которые имеют самое непосредственное отношение к их реальным интересам.

Растущая роль Ирана В Сирии диктатор Башар Асад остается у власти при поддержке России и Ирана, несмотря на то, что не способен обезопасить страну с помощью присутствия иностранных войск и повстанцев. Фактически Иран начал изучать экономические возможности в Сирии. Вместо того, чтобы вести переговоры с основными участниками, администрация Трампа продолжает сотрудничать с ограниченным числом союзников, только расширяющих свои позиции в Сирии.

Последний пример - соглашение Вашингтона с Турцией, направленное на то, чтобы создать безопасную зону. Тупик, в котором США выступают против целей России и Ирана, не только проблема для сирийского народа. Он погружает США в бесконечные и бессмысленные военные маневры.

А в Афганистане администрация Трампа может вскоре заключить соглашение с талибами, которое позволит США сократить свое присутствие в стране после 18 лет боевых действий. Тем не менее, Иран тоже провел переговоры с талибами, став крупнейшим торговым партнером Афганистана в 2018 году.

Экономические связи между двумя странами были настолько значительными, что администрация Трампа ввела санкции против порта Ирана в Чабахаре, учитывая его экономическую значимость для Афганистана.

Вообще, Иран всегда эффективно отстаивал свои региональные интересы, касались ли они влияния на шиитских ополченцев и экономических связей в Ираке, «Хизбаллы» в Ливане или культурных и исторических связей в Афганистане.

Ключевой вопрос: как администрация Трампа намерена продолжать изолировать Иран и совершать свои маневры вокруг него.

Когда администрация Обамы заключила ядерную сделку в 2015 году, ядерная проблема с Ираном была решена. Эти дипломатические связи между Вашингтоном и Тегераном, возникшие в результате переговоров, стали неслыханным явлением со времен иранской революции 1979 года. В конце концов, именно они позволили освободить американских моряков в январе 2016 года. Однако администрация Обамы почувствовала, что политические расходы в Вашингтоне, чей статус-кво базировался на антииранской истерии, были слишком большими. Продвигаться вперед оказалось сложнее, чем можно было предполагать.

Ядерная сделка стала конечным результатом – США ввели санкции за содействие закупкам для ракетной программы Ирана, оружие было продано Саудовской Аравии для ее катастрофической войны в Йемене, Конгресс продлил на 9 лет действие Закона о санкциях против Ирана. Очевидно, дипломатический капитал использовался для внутренних целей.

С избранием президента Дональда Трампа, назначением на пост советника президента США по национальной безопасности Джона Болтона и последующей кампанией «максимального давления» против Ирана мечта об улучшении отношений между Тегераном и Вашингтоном давно испарилась. Тем не менее, США и Иран все также нуждаются в дипломатии на высоком уровне, чтобы снизить напряженность не только между собой, но и на Ближнем Востоке.

А напряженность в отношениях между США и Ираном сейчас как никогда высокая. Администрация Трампа выступает за военно-морскую коалицию США в Персидском заливе. Иран и США сбили беспилотники друг друга. Возможности для дипломатических переговоров сейчас закрыта, так как введены санкции против Зарифа, главного дипломата Ирана. Во всяком случае, у Ирана есть больше рычагов воздействия в регионе. Это позволит предотвратить войну, особенно в случае Сирии и Ливана, где закрепилась «Хизбалла», которая может ответить в случае нападения на Иран.

Между тем, кампания «максимального давления» администрации Трампа привела к неприятным последствиям не только среди европейских союзников, разочарованных выходом из ядерной сделки с Ираном, но и на Ближнем Востоке. ОАЭ отреагировали на предполагаемое нападение Ирана на нефтяные танкеры в Персидском заливе и направили в Тегеран официальных лиц, чтобы провести переговоры по безопасности на море, впервые с 2013 года. Союзники США не хотят оказаться побочными фигурами в войне на Ближнем Востоке. Вместо того, чтобы недальновидно праздновать продажу оружия, Вашингтон должен развивать региональную дипломатию и расширять рамки безопасности в Персидском заливе, чтобы снизить напряженность.

Региональные рычаги влияния Ирана вовсе не говорят о том, что у Тегерана все гладко. Например, иракцы ставят под сомнение влияние шиитских боевиков, поддерживаемых Ираном, Асад остается в тупике, так как партнеры Ирана в Сирии - Турция и Россия - преследуют свои собственные интересы, а санкции берут свое.

Тем не менее, план изоляции Ирана ослабляет иранское гражданское общество и демократическое движение, оставляя нетронутыми способы влияния Ирана в регионе. Это неэффективно. США могли бы продолжать работать с ограниченным количеством региональных союзников, чтобы проводить маневры вокруг Ирана. Но в конечном итоге это будет соглашение или серия соглашений с Ираном, которое фактически заставит США перевернуть страницу сразу по нескольким направлениям. Если президент Трамп или будущая администрация серьезно намерены избежать новой войны и положить конец нынешним региональным обязательствам, он должен не просто заключить ядерную сделку с Ираном. Вашингтону необходимо понять позитивные последствия, которые его ждут после развития дипломатических отношений.
Наверх