+0.15%
60.30
+0.63%
66.7604
+0.08%
75.5137
+0.08%
1.1311
+0.18%
1226.03

Тунис - оплот антисаудовских настроений?

4 декабря, 19:30
37
“В арабском мире есть только одна страна, которую можно назвать свободной. Это Тунис”, - написал убитый журналист Джамал Хашогги в своей последней статье для Washington Post, которая была опубликована после его смерти 17 октября.

Во время регионального турне саудовского наследного принца Мухаммеда бин Салмана (МБС) на прошлой неделе Тунис был единственной арабской страной, в которой граждане мобилизовались в соцсетях и провели массовую антисаудовскую демонстрацию. 22 ноября стало известно о визите МБС и на Facebook сразу же появилась группа, которая занялась организацией протеста.

Различные общественные организации, в том числе влиятельный Союз журналистов страны, выступили с поддержкой демонстрации. Протестующие несли плакаты, на которых наследного принца назвали “Абу Монсар” (“Абу-пила” по-арабски), а также фотографии разрушений и жертв войны в Йемене.

“Наследный принц беспрецедентными методами угнетает свой народ, - считает политический активист и один из организаторов протеста Тарек Кахлауи. - Никогда прежде в консульстве, которое традиционно является убежищем, не убивали и не расчленяли оппозиционера”.

Прошло восемь лет с тех пор как в Тунисе началась “Жасминовая революция”, в результате которой лишь эта страна после арабской весны добилась успеха. И хотя свобода выражения мнений, возможно, одно из основных достижений страны, следует также признать, что Тунис - который пережил экономический спад, столкнулся с резкой девальвацией национальной валюты и высокой безработицей - все еще должен играть по правилам своих более крупных и богатых соседей.

Широко разрекламированная протестная акция не помешала тунисскому президенту Беджи Каиду Эс-Себси с энтузиазмом встретиться с МБС, который во время своего четырехчасового визита предложил Тунису низкопроцентный кредит в размере $500 млн, отмечает Al Monitor.

Обвинения Эр-Рияда безосновательны, а история вокруг убийства Джамаля Хашогги не повлияет на порядок перехода власти в Королевстве. Об этом заявил глава МИД Саудовской Аравии Адель аль-Джубейр.
Тур наследного принца, в ходе которого он остановился в Бахрейне, Объединенных Арабских Эмиратах (ОАЭ) и Египте (где организованные властями люди громко приветствовали королевскую особу), должен был показать миру, что, несмотря на убийство Хашогги, Саудовской Аравии, как и прежде, везде рады. МБС решил посетить самых близких союзников перед аргентинским саммитом G20. В то же время неясно, почему в это пропагандистское турне был включен Тунис.

“Почему Тунис - большой вопрос. Хотел ли он продемонстрировать свою готовность работать с союзниками Катара и Турции? Стремился ли усилить свое влияние в противовес Катару и Турции? Хотел ли показать США и Европе, что даже испорченная западная демократия не может ему ничего противопоставить? У меня нет четкого ответа”, - говорит тунисский политолог Юсеф Шериф.

В последние несколько лет крупнейшим арабским инвестором Туниса был Катар, активный сторонник Туниса с начала революции. В отличие от ОАЭ, Катар был доволен, когда к власти пришла умеренная исламистская партия "Ан-Нахда", а затем выразил сожаление, когда она объединилась со светской “Нидаа-Тунес”. Когда Катар был изгнан из Совета по сотрудничеству государств Персидского залива (ССАГПЗ) в июне 2017 г., возникли опасения по поводу того, что другие страны Персидского залива могут ввести санкции против Туниса.

Теплые отношения Туниса с Саудовской Аравией, похоже, не вызывают негативную реакцию у Дохи и Анкары, в прошлом году страну посетил премьер-министр Катара и президент Турции.

“Таким образом, визит МБС можно охарактеризовать как продолжение сбалансированной внешней политики Туниса, который не хочет присоединяться ни к одному из враждующих лагерей”, - отмечает Шериф.

Однако Тунис оказался не таким преданным партнером, как, возможно, ожидал Эр-Рияд. “Саудовская Аравия не получила многого взамен на свои инвестиции. Тунис занял подчеркнуто нейтральную позицию во время конфликта с Катаром и лишь устно поддержал войну в Йемене. При этом Тунис мягко раскритиковал убийство журналиста Джамаля Хашогги и вновь заявил, что хочет поддерживать крепкие отношения с королевством”, - отметил эксперт Брукингского института Шаран Греваль.

Аналитики прогнозируют сохранение политических и экономических связей между Тунисом и Саудовской Аравией. Но Эр-Рияд, которому намного комфортнее со странами, где нет свободы слово и государство тотально контролирует своих граждан, возможно, недооценил демократические завоевания Туниса.

Организаторам протеста не понравилось, что Эс-Себси провел встречу с наследным принцем, но они были довольны тем, что после официальной жалобы Союза журналистов по поводу действий МБС суд первой инстанции распорядился провести официальное расследование.

В жалобе содержится настоятельный призыв к Тунису передать наследного принца в Международный уголовный суд по военным преступлениям.

“Решение судьи убедительно показывает, что в Тунисе сегодня не только свобода слова, но и верховенство закона и независимая судебная система, чего нет в других арабских странах”, - заключает Греваль.
Наверх