-0.55%
58.72
-0.21%
63.7353
-0.43%
71.0451
-0.22%
1.1147
-0.46%
1483.44

В США не знают как ответить на китайский вызов

30 сентября, 23:10
37
Китай бросает серьезный вызов США, и в Вашингтоне уже долгое время размышляют над тем, как ответить.

Америка воспринимала имперский Китай как потенциально безграничный потребительский рынок. Вашингтон поддерживал Республику при националистах против имперской Японии. После Второй мировой войны Китай под руководством Мао Цзэдуна превратился в серьезную угрозу, уступавшую разве что Советскому Союзу, пишут авторы издания The National Interest.

История вопроса
Однако взаимный страх перед СССР способствовал сближению США и Китая. После смерти Мао КНР провела значительные экономические реформы, которые привели к быстрому росту. Автономия Китая резко выросла. Политической свободы недоставало, однако многие американцы надеялись, что рост доходов и расширение частного предпринимательства будут способствовать политической либерализации.

Однако после подавления на площади Тяньаньмэнь, Китай перешел на нестабильную систему авторитаризма. Оспаривание влияния и контроля Коммунистической партии Китая могло привести к тюремному сроку, однако, несмотря на это, в научных кругах велись дискуссии по политическим вопросам. Расширились зарубежные контакты. Была создана полунезависимая пресса, способная противостоять злоупотреблениям местных органов власти. Протесты против оскорбительных действий местных чиновников стали обычным явлением. Репутация Компартии Китая рухнула на фоне роста коррупции.

Теперь президент Си Цзиньпин быстро толкает КНР в противоположном направлении. Обеспокоенный снижением авторитета партии, он вводит все более тоталитарную систему, которой бы позавидовал даже Мао, особенно ее технологическим инновациям. Среди тех, которые особенно сильно внушают страх: принудительное перемещение более миллиона мусульманских уйгуров в лагеря перевоспитания, подавление малейшего общественного намека на инакомыслие, введение системы «социального кредита», задача которой регулировать практически все аспекты жизни человека.

В то же время терпят крах экономические отношения с Америкой. КНР занимается коммерческим шпионажем, терпит широко распространенные кражи интеллектуальной собственности, дискриминирует американские фирмы. Компании, не получившие обещанных китайских инвестиций, теперь одобряют торговую войну администрации Трампа или вообще уходят с китайского рынка.

КНР стала более агрессивной на международном уровне. Пекин не угрожает фундаментальным основам американской безопасности, однако создает гораздо более серьезную проблему для американского влияния в Восточной Азии. Китай создает вооруженные силы, способные бросить вызов традиционному доминированию Вашингтона в Восточной Азии до границ КНР. Пекин занимает все более напористую позицию по отношению к своим соседям в территориальных спорах, безжалостно стремясь расширить власть над Тайванем и Гонконгом. Он выступает с инициативой «Один пояс — одна дорога», чтобы добиться экономического влияния и создать военные базы по всему миру. Китай также сблизился с Россией, чтобы противостоять Вашингтону.

Результат: растущее восприятие «китайской угрозы». Холодная война убедила всех в том, что Советский Союз представляет собой серьезную опасность, которой необходимо дать отпор. Республиканцы и демократы объединили усилия, чтобы поддержать такие альянсы как НАТО в их стремлении вести войны и противостоять восстаниям, поддерживаемым Советским Союзом, и правительствами в третьем мире.

Распад Советского Союза привел к миру, в котором у Америки больше не осталось конкурентов. Несмотря на экономический рост КНР, большинство американцев угрозы не чувствовали. В течение многих лет Пекин подчеркивал свой «мирный рост», а его военная мощь оставалась довольно скромной силой. Однако сейчас эти два фактора изменились. Обеспокоенность все больше перерастает в страх на фоне риторики Трампа и торговой войны.

Серьезные, влиятельные политики теперь призывают к тому, чтобы относиться к Пекину как к врагу. Многим не нравится, что Китай вступил в ВТО.Политики полны решимости наверстать упущенное, бросая вызов Китаю.

Торговая война вышла за рамки экономического спора. Президент в твиттере приказал всем американским компаниям покинуть КНР. Некоторые законодатели выступают за санкции за целый ряд предполагаемых преступлений: от преступлений в сфере безопасности до нарушений прав человека. Ряд консерваторов выступили за нарушение экономических отношений, что может ослабить Китай.

Такую политику в Пекине воспринимают как угрозу. Результатом может стать быстрое ухудшение отношений, гораздо более спорных в политических и военных вопросах. Эта стратегия может быть оправдана только как крайняя мера, когда нет возможности наладить мирные отношения.

Тем не менее, несмотря на правительственную напряженность, отношения двух стран остаются довольно близкими. Сотни тысяч китайских студентов учатся в Америке. Миллионы туристов путешествуют в обоих направлениях. Сохраняется обширная торговля, пусть она и пострадала от торговых ограничений. Несмотря на президентское сообщение в твиттере, большинство американских фирм не собираются покидать Китай.

Китайский коммунизм практичен, циничен, обманчив. После того, как к партии присоединились капиталисты, иностранные фирмы накопили благосостояние, государственные чиновники сосредоточились на удержании власти, Компартия стала все больше напоминать фашизм, чем коммунизм. Торговые споры между США и КНР ведутся, скорее, из меркантильных, чем из идеологических соображений. Все это сильно отличается от холодной войны. Таким образом, Америка должна отреагировать совсем иначе, чем во времена холодной войны.

Китай сталкивается с серьезными проблемами: замедление роста экономики, огромный долг, демографический кризис, социальные разногласия, усугубленные неравенством, растущая торговая война, в которой участвует крупнейшая в мире экономика, дорогостоящие сбои в бизнес-среде, обусловленные повсеместной коррупцией и мошенничеством, растущее недовольство среди партнеров инициативой Пекина «Один пояс — одна дорога».

Даже китайские чиновники удивлены масштабом враждебного настроя по отношению к политике Китая. КНР будет великой, возможно, величайшей державой. Однако путь к этому состоянию будет сложным. Вообще, будущее этой нации предугадать сложно. Экономист и обозреватель Bloomberg Тайлер Коуэн отметил длинный список ошибочных прогнозов в прошлом относительно курса Китая, сославшись на высказывание «Китай всегда найдет чем удивить нас».

С 1949 года по 1976 год при Мао Китай был настоящей гуманитарной дырой. Сразу после революции начались жестокие политические, экономические и социальные конфликты и потрясения, ознаменовавшиеся волной репрессий и казней. Великий скачок вперед обернулся прыжком страны в пропасть с ее массовым голодом и смертью. Все это время китайский народ страдал от идиотской коллективистской провальной экономической идеологии.

К счастью, этот мир ушел в прошлое. КНР после процесса реформ через 35 лет была совершенно другой. Это не свободное общество, но ее люди были намного свободнее, чем прежде. И были все основания надеяться на возрождение либерализма, который остался в стороне после бойни на площади Тяньаньмэнь.

Увы, этот мир тоже ушел в небытие. И сейчас он почти полностью в руках одного человека: Си Цзиньпина.

Он чрезвычайно эффективно расширил свои полномочия. Однако его восхождение на вершину поставило его на край пропасти. У него легион врагов. Любой, кто был наказан или связан с его предшественниками, хотел бы отомстить. Сняв ограничения на президентский срок, Си вызвал опасения, что он может превратиться в очередного Мао. Многие недовольны его подходом к торговой войне и спорной территориальной политикой в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Если Си повернет систему в одну сторону, его преемники пойдут другим путем. О будущем курсе КНР пока нельзя сказать ничего определенного.

КНР уже вынуждена адаптироваться. Например, агрессивная внешняя политика Си оказалась на удивление неумелой, она подтолкнула восточноазиатские страны не только к Америке, но и Индии и Японии. Тайвань, вероятно, навсегда потерян для Китая, репрессии последнего лишь расширили эту пропасть. Единственным вариантом остаются военные действия. Решимость Пекина сохранять неограниченное влияние вызвала массовые демонстрации против контроля Компартии Китая в Гонконге.

В экономическом секторе ряд американских компаний уже планируют диверсифицировать цепочки поставок, стремясь вынести операции за пределы Китая. Даже Apple рассматривает возможность перемещения от 15% до 30% объемов производства в Юго-Восточную Азию, ставшей более дешевой альтернативой Китаю. Лишь немногие фирмы склонны следовать президентской директиве о продажах. Будущий рост будет более ограниченным, особенно на фоне роста зарплат в Китае, который заставил компании искать более конкурентоспособные поставки рабочей силы. Еще одними причинами таких сдвигов вдобавок к росту затрат являются торговая напряженность, антиамериканский настрой в политической среде, ограничения на доступ к рынкам, внутренняя конкуренция и поиск альтернатив в других местах.

Пекин представляет серьезную угрозу американским ценностям и интересам. Однако он не враг. И его будущее не определено. Глупее всего было бы вступить в конфронтацию.

В основе политики США должно быть взаимодействие. Вашингтон не должен забывать, что конкуренция между КНР и США носит политический, а не военный характер. В этой борьбе Америка должна пользоваться всеми преимуществами свободного общества. Вашингтон должен выбрать политику, которая способна усугубить внутренние противоречия Китая и стимулировать стремление к переменам в сторону либерализации. Что касается политики и безопасности, США должны сделать шаг назад, чтобы заставить сотрудничать союзные государства и создать такой же сдерживающий фактор против китайской агрессии, какой Пекин пытается установить против американской интервенции. Должностные лица США должны сотрудничать с азиатскими и европейскими союзниками и друзьями, чтобы разрабатывать политику, направленную на ограничение, а не сдерживание Китая. В эти усилия должны входить компромиссы, необходимые для урегулирования споров с Россией.

Нельзя недооценивать проблему, создаваемую Пекином, однако и преувеличивать ее не стоит. Америка должна скорректировать позицию в отношении Китая. Эта нация представляет собой серьезную проблему, но она не способна подавить. И на ее действия можно дать ответ, жесткий, но без паники.
Наверх