-1.58%
58.41
-0.35%
64.0107
-0.01%
69.4391
-0.01%
1.0848
-0.01%
1643.89

В странах Персидского залива затишье перед бурей?

23 января, 23:50
53
Через 3 недели после того, как США убили иранского генерала Касема Сулеймани, Иран нанес ответный удар по американским войскам в Ираке. Кажется, военная лихорадка в Персидском заливе прошла.

В выходные дни 11 января в Абу-Даби государственный министр ОАЭ Султан Ахмед аль-Джабер выступил перед аудиторией энергетических аналитиков и СМИ в рамках Недели устойчивого развития Abu Dhabi Sustainability Week 2020. Его выступление очень напоминает интонации президента Дональда Трампа, который недавно написал в "Твиттере": "Все хорошо". Джабер, генеральный директор Национальной нефтяной компании Абу-Даби, отметил: "Я рад, что геополитическая напряженность ослабла за последние несколько дней, возобладали мудрость и дипломатия".

Сейчас приветствуются призывы к снижению напряжения, учитывая недавнее состояние высокой тревоги, но риск эскалации остается высоким. Администрация Трампа хочет продемонстрировать американцам, что игры президента с высокими ставками являются стратегическими шагами, риски измерены, а выигрыш будет нейтрализован Ираном, оставшимся без ядерного потенциала. Страны Персидского залива, в частности ОАЭ и Саудовская Аравия, хотят сосредоточиться на бизнесе по экспорту нефти и продемонстрировать своим клиентам, инвесторам и гражданам, что они не участвуют в отношениях между США и Ираном. Диверсифицированные экономики стран Залива зависят от труда и потребления экспатриантов, туристов и иностранных инвесторов. И в первую очередь они должны защищать своих граждан, так как регион ожидает возможной дальнейшей реакции со стороны Ирана.

К сожалению, стремление США и региона к снижению напряженности может оказаться неуместным. Даже на глобализированном Ближнем Востоке можно недооценивать взаимосвязанность и взаимозависимость стран. И события, которые становятся трендами, вызывают беспокойство. США усиливают санкции. Иран увеличит обогащение. Ядерное соглашение 2015 г. рухнет, и иранский режим набросится на американские цели на Ближнем Востоке и, возможно, во всем мире. Арабские страны Персидского залива столкнутся с побочным ущербом. Также на них могут быть совершены прямые атаки.

Президент Трамп, возможно, выполнит свое единственное реальное обязательство на Ближнем Востоке — его красную линию на нападение на граждан США. И даже если Трамп получит возможность вывести отношения с Ираном на новый уровень, насколько успешным это окажется и каким будет Иран в этих процессах? США столкнутся либо с ободренным Ираном с большим ядерным потенциалом, либо с разваливающимся Ираном, где борются за власть жаждущие власти, богатые бывшие командиры Корпуса стражей Исламской революции. Ни один из сценариев не поможет установить региональную стабильность или сохранить мировые рынки.

Саудовская Аравия и ОАЭ хорошо понимают свою зависимость от экспорта нефти на Восток и необходимость развития рынков спроса на нефтепродукты в развивающихся странах. От Африканского Рога через весь Ближний Восток вплоть до Пакистана будущие потребители нефти и нефтехимических продуктов будут нести все большее значение, помимо текущих потребительских рынков в Индии и Китае. Попытка уберечь геостратегическую точку от конфликта в Ормузском проливе, Баб-эль-Мандебе и Суэцком канале говорила о готовности взаимодействовать с Ираном через посредников или не провоцировать Иран напрямую. Саудовская Аравия воздержалась от прямых обвинений или актов мести против Ирана за нападения на Абкаик и Хураис в сентябре. А после нападений на танкеры возле Ормузского пролива в июне и возле Фуджейры ОАЭ отправили делегацию в Иран. В Саудовской Аравии энергетики говорят о том, что нужно закрыть глаза на операции перегрузки "судно-судно" в Персидском заливе. Держать Иран на грани краха - но не на самом дне - идеал для Абу-Даби и Эр-Рияда. Это неустойчивая стратегия, которая опирается на безразличие мировых нефтяных рынков.

Цены на нефть оставались относительно стабильными в период политической напряженности. Усиление угроз и нападений на нефтяную инфраструктуру и транспорт, начиная с танкеров, перевозящих химические вещества, и заканчивая атаками на основное судно нефтяной промышленности в Абкаике, до нападений на американские военные силы в Ираке, проходило постепенно и методично. Цены на нефть несколько изменились, однако согласно общей точке зрения на данный момент их уровень вполне достаточный, крупные производители Персидского залива и их потребители (особенно Китай) призывают к сдержанности. Но это временная схема. По мере продолжения кампании максимального давления США испытают ответный удар, и государства Персидского залива станут линией фронта.

И вместо того, чтобы сплотить государства Совета сотрудничества стран Залива в конфликте с Ираном, действия США по сути привели к шквалу двусторонних обратных действий и побочных переговоров. Эффект усиливает двусторонние обязательства и ослабляет уже вооруженный объединенный ССЗ. Катар более твердо поддерживает Иран. ОАЭ деликатно отделяется от Саудовской Аравии и конфронтации с хуситами в Йемене. И ни одно арабское государство Персидского залива не хотело брать ответственность за то, что силы США начали атаку на Сулеймани со своей территории. Самое главное, что саудиты и эмиратцы знают, что если Трамп попытается заключить новую сделку с Ираном, II часть СВПД, они будут снова исключены из переговоров.

Но трудно представить возвращение к статусу-кво до 2016 г. с Ираном. После убийства Сулеймани Иран вряд ли зароет топор войны с США. Просто больше не осталось доверия. Поэтому страны Персидского залива решили подстраховаться, развивая отношения с региональными державами, такими как Россия, и вмешиваясь в политическую и экономическую жизнь, где можно продвигать и поддерживать рынки своих основных экспортных товаров. Все это сильно напоминает подход к региональной безопасности.

Регион менее безопасен, более уязвим перед недопониманием и неправильным пониманием намерений партнеров и противников. Доверие между арабскими государствами Персидского залива и США снижается. Некоторые представители администрации Трампа готовы к неизбежному свержению правительства в Иране, но совсем не готовы к продолжительному состоянию насилия или распада государства, а также к последствиям, которые эти процессы принесут для региона. Администрация предвидит небольшой риск для мировых рынков и жизни американцев, в то самое время как именно арабские страны Персидского залива заплатят самую высокую цену.

Нынешний подход, по крайней мере в отношениях с Эр-Риядом и Абу-Даби, является возвращением к тихому заключению сделок и попыткой наладить отношения с Ираном, что может предотвратить войну непосредственно между Ираном и его соседями по Персидскому заливу. Короче говоря, нынешняя траектория неустойчива как для США, так и для их партнеров по Персидскому заливу. Пока страны не поймут, что нуждаются друг в друге и что глобальные энергетические и товарные рынки зависят от сотрудничества между источниками поставок и транзитными путями в регионе, более вероятен будет конфликт, чем любая новая сделка или изменение в поведении со стороны Ирана.
Наверх