+0.87%
79.59
-0.60%
65.4394
-0.04%
75.3574
-0.01%
1.1514
+0.04%
1226.33

Волна популизма угрожает независимости мировых ЦБ

16 февраля, 20:10
177
Ломая все традиции, президент, Дональд Трамп не стал назначать Джанет Йеллен на следующий срок на пост председателя ФРС США.

В других странах руководство центробанков также находится на переходном этапе. Учитывая рост популизма по всему миру, независимость центробанков может оказаться под угрозой. В США, где политические назначения старших чиновников являются нормой, общепризнанной традицией является и то, что председатель ФРС назначается на второй срок, независимо от его политической принадлежности. Рональд Рейган назначил на второй срок демократа Пола Волкера; Билл Клинтон переназначил республиканца Алана Гринспена; Барак Обама назначил на второй республиканца Бена Бернанке.

Ситуация с назначением Йеллен привлекла внимание. Было признано, что Йеллен проделала отличную работу, особенно в том, что касалось сдерживания повышений процентных ставок, даже когда усилился рост экономики, а уровень безработицы упал ниже уровня, который обычно рассматривается как «полная занятость». Это бы соответствовало целям экономического роста Трампа, в рамках которых считалось бы, что Йеллен преследует «голубиную политику». Ее опыт оказался бы весьма ценным, поскольку США ведут переговоры о предстоящей «нормализации» (повышении) процентных ставок и остановке количественного смягчения.

Каждый новый глава ФРС рано или поздно сталкивается с Большой Головной Болью - это аксиома. Некоторым везёт: например, Бен Бернанке и Джанет Йеллен работали спокойно по полтора-два года.
Таким образом, неспособность повторно назначить Йеллен воспринимается некоторыми как признак того, что Трамп намерен установить более сильный контроль над ФРС. Тот факт, что назначенец Трампа Джером Пауэлл – юрист, говорит некоторым о том, что сейчас большее внимание будет уделено политике за счет экономического анализа.

Независимость центробанка - это тонкий вопрос, в котором личность председателя также важна, как и уровень знаний. Джордж Буш явно ожидал лояльности со стороны своего председателя ФРС, когда он обвинил Алана Гринспена в проигрыше во время выборов: «Я назначил его повторно, и он разочаровал меня».

Пол Волкер заложил основы независимости ФРС США в период «шока Волкера» в 1980 году, что является ярким примером решимости поставить экономику впереди политики при определении пути развития денежно-кредитной политики. Для того, чтобы укрепить эту независимость, Гринспен активно занимался политической жизнью, проводил еженедельные завтраки с министром финансов и неустанно общался с членами Конгресса и представителями финансовых СМИ. Но если это укрепило его положение, то это создало и еще одну проблему. Гринспена стали воспринимать как непогрешимого маэстро, чрезмерно самоуверенного в своей точке зрения.

Бен Бернанке и Джанет Йеллен придерживались более спокойного подхода к установлению независимости, основанной на опыте, доказанном благодаря профессиональной деятельности. Джером Пауэлл, который был членом правления ФРС с 2012 года, может продолжить эту традицию.

Председатель ФРС является влиятельной фигурой, но голос Совета директоров также имеет значение. Есть четыре должности (в том числе ключевая должность заместителя председателя, которую недавно освободил ведущий экономист Стэнли Фишер). Марвин Гудфренд, единственный назначенец Трампа, сможет показать отличные технические навыки на этом посту.

Возможно, эта проблема касается не столько денежно-кредитной политики, сколько финансовой стабильности. Назначение Трампа Рэндала Куорлза во главе надзора ФРС за банковским сектором - это четкое возвращение к менее регулируемому подходу к пруденциальному контролю. Некоторые полагают, что поддержка Йеллен реформ после кризиса 2008 года стала основным фактором в решении Трампа не назначать ее на второй срок.

Сложность, казалось бы, простой идеи независимости центробанка проявляется в другом. Назначения в ЕЦБ, кажется, погрязли в политике, причем национальная принадлежность важнее профессионального опыта или независимости позиции. В следующем году этот вопрос станет более острым, когда закончится срок Марио Драги на посту президента ЕЦБ.

Опять же, аргументы профессиональной компетентности против политической хитрости видны на примере недавней истории. Жан-Клод Трише, несомненно, был высококвалифицированным специалистом (он был председателем Банка Франции), но его неверное истолкование периода после кризиса 2007 года многими считается серьезной ошибкой, в то время как проницательный призыв Драги «во чтобы то ни стало» сохранить евро в 2012 году был политически блестящим.

В Великобритании восприятие того, что Банк Англии потерпел крах во время проблем 2007-2008 годов, было поводом для того, чтобы назначить иностранца во главе регулятора. Но канадец Марк Карни (и BoE под его руководством) действительно обладает высокой степенью независимости.

Ожидается, что в Японии Харухико Курода будет вновь назначен главой Банка Японии. Близость Курода к премьер-министру Синдзо Абэ никогда не вызывала сомнений: он был назначен для реализации «трех стрел» реформ денежно-кредитной политики Абэ. Если это противоречит идеям независимости, его успех нейтрализует любую критику. Банк, возможно, и продемонстрировал свою независимость, но за счет создания репутации неэффективной деятельности.

В других странах Азии отделение политики от разработки стратегии зависит от личностей. В Китае Чжоу Сяочуань считается выдающимся главой Народного банка Китая, который сократил инфляцию в прошлом году, увеличил профицит текущего счета и создал почву для развития деловой активности. При этом, было допущено лишь несколько ошибок.

После кризиса 1997-1998 годов Банку Индонезии была предоставлена автономия. Эта степень автономии была плохо приспособлена к политике после 1998 года и это стало одним из факторов, которые привели к тому, что пруденциальный контроль был смещен от центробанка к отдельному агентству после плохого результата в отношении общей финансовой стабильности.

Каковы уроки, извлеченные из этого опыта? Назначение глав центробанков - это законная прерогатива правительств во всем мире, и это создает потенциальную угрозу для независимой денежно-кредитной политики. Традиция независимости центробанка относительно нова, эта идея достаточно устойчива, несмотря на срывы денежно-кредитной политики после финансового кризиса 2008 года.
Наверх